Меню Рубрики

На яковлева аборты делает кто

В Москве следователи сейчас выясняют обстоятельства истории настолько вопиющей, что сложно поверить, что все произошло в действительности. Но уголовное дело — реальное. И реальны пациентки, которым, возможно, сломали жизнь. Подпольная клиника в самом центре столицы, лжегинеколог и бутафорское оборудование. Женщинам делали аборты на поздних сроках, по меньшей мере одну из пострадавших обманом вынудили прервать беременность.

Осенью будет год, как это случилось, а успокоиться невозможно. В голове одна и та же мысль: сегодня ее ребенку мог бы исполниться месяц, если бы не слова врача.

«Смотри, у тебя ребеночка нет, эмбриона. Если ты не сделаешь аборт, то тебе придется удалять матку»., — рассказала женщина.

Елена, конечно, выбрала аборт. А спустя полгода выяснилось, что частную клинику, где она делала это УЗИ, закрыла полиция, сам аппарат УЗИ признали бутафорией, а аборт ей посоветовала сделать не врач вовсе.

«Представляясь врачом ультразвуковой диагностики, таковым не являлась, имея экономическое образование. Проводилась видимость выполнения ультразвукового исследования и проводилось назначение медикаментов для искусственного прерывания беременности», — сообщил руководитель территориального органа Росздравнадзора по Москве и Московской области Андрей Плутницкий.

Получается, возможно, с течением беременности у Елены все было хорошо и аборт был не нужен, только теперь уже поздно. Вот такую услугу оказали женщине прямо в центре Москвы.

Плотно закрытые двери и окна. Еще буквально вчера здесь была вывеска с названием клиники. За дверью — помещение площадью примерно 15 квадратных метров, с аппаратом УЗИ, гинекологическим креслом. И женщина в белом халате, которая делала аборты всем желающим, на любом сроке беременности. Эта дама — экономист. Она хорошо считала деньги: две тысячи за УЗИ, восемь — за медикаментозный аборт. Полицию она встретила агрессивно, расстроилась — поняла, что лавочка закрыта.

Медицинского образования нет, но оказалось, что у клиники есть лицензия, выданная несколько лет назад, значит, какие-то документы для открытия она все же предоставила. Другой вопрос, что в этой лицензии нет ни слова про аборты. И никто не проверил: ни пациенты, ни надзорные органы.

«Плановые проверки проводятся один раз в три года. Внеплановые проверки — это когда после нескольких обращений или даже после одного обращения пациента выезжает Росздравнадзор», — говорит юрист по защите прав пациентов Жанна Алтунян.

Так и получилось. Одну из пациенток чуть ли не с порога этой частной клиники в больницу привезли. Так об этом псевдовраче узнал Росздравнадзор.

«Мы получили сигнал от станции скорой помощи о доставлении женщины в тяжелом состоянии, с кровотечением, то есть с осложнениями после искусственного прерывания беременности на поздних сроках. Аборт был проведен в сроках 22 недели», — сообщил руководитель территориального органа Росздравнадзора по Москве и Московской области Андрей Плутницкий.

А это уже незаконно. В России аборты без медицинских показаний разрешены до 12-й недели. Медикаментозный аборт — это еще более ранние сроки.

«Медикаментозные аборты рекомендованы до шести-семи недель, есть определенные данные прерывания беременности на девятой неделе», — говорит руководитель центра репродуктивной и эстетической медицины АО ГК «Медси» Екатерина Жуманова.

Пока в Росздравнадзор и СК обратилось четыре пациентки. Среди них — две несовершеннолетние. Достаточно набрать в поисковике название клиники и отзывы, чтобы понять: пострадавших больше. И ведь подозревали, что что-то тут не так, но не ушли.

Негативные комментарии, кстати, периодически удалялись, а владельцы хорошо вкладывались в рекламу, потому что, когда пострадавшая Елена искала в интернете, где сделать УЗИ в Москве, больница была в топе, а отзывы только хорошие. Сейчас Росздравнадзор просит выйти на связь всех, кто заходил в эту дверь некогда частной клиники в центре Москвы.

источник

Мы живём в 21 веке гендерного равноправия, где никто не в праве указывать женщинам, какую судьбу они должны избрать своему ещё не родившемуся ребёнку. Однако аборты до сих пор считаются ужасными деяниями, которые ставят клеймо на девушке на всю оставшуюся жизнь. А если персона ещё и публичная, то тут уж от обсуждений и пересудов точно не укрыться. Мы не берёмся судить правы эти звёздные дамы или нет, а просто представляем вашему вниманию тех женщин, которые не побоялись поделиться с общественностью такими интимными подробностями своей личной жизни.

Лайма за свою жизнь сделала не один аборт. Первый такой случай был ещё на заре карьеры с целью не мешать её бурному развитию. А вот второй аборт певица сделала уже по настоянию гражданского мужа. После этих случаев Вайкуле так и не удалось забеременеть. Артистка уверена, что таким образом она расплачивается за свои грехи.

Эпатажная Никки сделала аборт ещё будучи школьницей.

«Я думала, я умру. Это было самое ужасное, что мне когда-либо пришлось испытать, — рассказала певица в интервью журналу Rolling Stone. — Но я не жалею об этом: я сама была еще подростком, и мне нечего было предложить тому малышу. Это был тяжелый, но правильный выбор».

Солистка группы «Мираж» Наталия Гулькина сделала аборт ещё в 15 лет. Тогда она училась в училище и познакомилась с парнем, за которого впоследствии собиралась выйти замуж. Но родители заставили юную Наталию сделать аборт, а парня вскоре забрали в армию. После этого случая певица долгое время не могла прийти в себя.

Елена сделала аборт ещё будучи студенткой, так как ребёнок помешал бы ей построить актёрскую карьеру. Супруг актрисы отговаривать её не стал, так как знал, как давно супруга хочет стать актрисой. После этого случая Яковлева не могла забеременеть целых 10 лет, и лишь только в 31 год она родила долгожданного и единственного ребёнка — сына Дениса.

Забеременев в студенческие годы, Мария Аронова ребёнка рожать не стала, так как в то время уже имела на руках грудничка. Отношения с отцом ребёнка складывались через пень колоду, да и жить в общежитии Щукинского училища с двумя детьми на руках было бы непросто. Аронова до сих пор корит себя за тот поступок.

За свою жизнь Елена крутила романы со многими мужчинами, поэтому и аборт у неё был не один. Первый актриса сделала в 17 лет по настоянию бабушки, а второй — забеременев от Олега Янковского. После двух абортов последующие попытки забеременеть закончились для Елены крайне неудачно: мальчики-двойняшки умерли сразу после родов, а ещё один сын прожил всего неделю. Но рождение дочери Полины наконец-то принесло Елене счастье материнства.

В 1971 году знаменитая француженка подписала «Манифест 343» о легализации абортов, созданный писательницей и феминисткой Симоной де Бовуар. За 4 года до этого сама актриса сделала нелегальный аборт.

Звезда «Интернов» делала аборт дважды и абсолютно об этом не жалеет.

«Я была беременна дважды, и дважды делала аборт. Была молодая и глупая, отказывалась от возможности стать матерью. Тогда я объясняла это тем, что нужна в театре, где меня ждет интересная работа. Жалею ли я? А чего жалеть?», – говорит Пермякова.

После этого забеременеть актрисе удалось лишь в возрасте 40 лет. Так на свет появилась её долгожданная дочка Варвара.

Примадонна отечественной эстрады в молодости решилась на аборт из-за экс-супруга Евгения Болдина, который отказался признать ребёнка.

«Большая моя ошибка — это то, что я не родила ребенка. Я простить себя не могу. Я каждый раз в церкви ставлю свечки, чтобы меня простили. Но это такой грех!», — поделилась поп-дива с журналистами.

Покойная Жанна Фриске сделала роковой аборт в далёком 2004. Потом она долгие годы не могла забеременеть, а затем ей удалось родить сына Платона. Многие медики связывают рак певицы именно с поздней беременностью.

источник

    Век равноправия, гендерное равенство, расширение прав женщин… Вот они слова, которые в наступившем 21 столетии, мы слышим со всех сторон — вместе с призывами быть терпимее, толерантнее и не осуждать выбор других людей. Однако общество по-прежнему считает, что может диктовать «слабому полу», как распоряжаться своим телом и здоровьем. Несмотря на то, что аборты во многих странах легальны, женщины все еще стыдятся этой операции и по-прежнему говорят о ней шепотом, боясь осуждения окружающих. Мы ни в коем случае не беремся судить, хорошо это или плохо, потому что это личное дело каждой. Woman.ru предоставляет слово нескольким известным женщинам, которые отважились публично поделиться своими историями о перенесенных операциях. Многим было трудно найти в себе силы, чтобы сделать это, тем ценнее эти признания.

    меня больше всего поразили рассказы Вайкуле, которой по каким-то странным причинам какой-то духовник, посчитавший, что имеет на это право, запретил взять ребенка из приюта. Ну не понимаю! Проклова по моему мнению была еще той по та скушкой и это не полный перечень ее абортов)) И конечно Вупи с вешалкой, даже представить себе это не могу.

    И это кошмарно:(((( а духовника Вайкуле надо гнать поганой метлой из «профессии».

    меня больше всего поразили рассказы Вайкуле, которой по каким-то странным причинам какой-то духовник, посчитавший, что имеет на это право, запретил взять ребенка из приюта. Ну не понимаю! Проклова по моему мнению была еще той по та скушкой и это не полный перечень ее абортов)) И конечно Вупи с вешалкой, даже представить себе это не могу.

    Какие все правильные, пока самих жизнь не припрёт. Только для самих себя и можем найти веское оправдание, да? Помимо убийства есть ещё много грехов, которые мы совершаем каждый день и не паримся. То, что человек признался в своей ошибке — не страшно. А вот осуждать его не стоит. Думаете, если к ним всё вернулось, то Вы не такие и Вас пронесёт и никто не осудит?

    да. аборт — самый страшный грех. Понятно, никто не вправе никого осуждать за такое, но все-таки. Девочки, надо как-то всеми правдами и неправдами пытаться этого избежать. Всегда думайте наперед. Предохраняйтесь, не идите на поводу у мужиков, которым в презервативах не нравится и т.п. Понятно, что ситуации разные бывают, не дай Бог, конечно оказаться перед таким страшным выбором никому. Всем здоровья.

    Практически все аборты женщины делают под давлением! Если это малолетка, то на аборт вынуждают родители, в остальных случая (не будем брать примеры актрис, певиц) виновники абортов МУЖИКИ!

    Спросите ради интереса у ваших мам или бабушек как в то время жилось. И только потом уже говорите о морали и тд

    Какие все правильные, пока самих жизнь не припрёт. Только для самих себя и можем найти веское оправдание, да? Помимо убийства есть ещё много грехов, которые мы совершаем каждый день и не паримся. То, что человек признался в своей ошибке — не страшно. А вот осуждать его не стоит. Думаете, если к ним всё вернулось, то Вы не такие и Вас пронесёт и никто не осудит?

    Аборт аборту рознь. Бывают по медицинским показаниям. К сожалению рожать и содержать всю жизнь ребёнка инвалида не каждая может позволить. Бывают такие диагнозы, что синдром дауна покажется только цветочками.

    Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

    Страница закроется автоматически
    через 5 секунд

    Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
    Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
    Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

    Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
    Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

    Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
    на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

    Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

    Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

    Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

    Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

    источник

    Статистика абортов в мире показывает, что каждая четвёртая забеременевшая женщина искусственно прерывает беременность, но далеко не каждая говорит об этом даже родным и близким. Причина этому неоднозначное отношение к этой процедуре в обществе, а церковь, вообще, считает это детоубийством. Так и в мире шоу-бизнеса, боясь пересудов и осуждения, звёзды скрывают, что прерывали беременность. Но есть и такие, кто не побоялся, и в нашей подборке знаменитости, которые делали аборт и признались в этом.

    Одна из самых популярных и красивых актрис ХХ столетия неоднократно делала аборты, из-за чего так и не смогла иметь детей.

    В 1957 году беременность оказалась внематочной, и понадобилось медицинское хирургическое вмешательство, чтобы сохранить актрисе жизнь. Во время работы над фильмом, который в российском прокате шёл под названием «В джазе только девушки», Монро забеременела. Но и снова всё окончилось выкидышем.

    В одном из интервью актриса признавалась, что родила в 15 лет и оставила ребёнка в приюте. Но, скорее всего, это простой обман, чтобы заполнить пустоту.

    Знаменитая французская актриса, кроме работы на экране, активно выступала за права женщин. В 1971 году Денёв была в числе 343 известных женщин, которые подписали известную петицию. Феминистки, и присоединившиеся к ним звёздные женщины, требовали легализовать аборты.

    Подписав документ, актриса и одна из красивейших женщин Франции, призналась, что за четыре года до этого сделала аборт. Но не призналась, сколько стоит аборт, когда кроме операции, врачи ещё и должны сохранить это в тайне.

    Катрин на весь мир заявила, что запрет на аборты нарушает права женщин, когда решение прервать беременность должен кто-то санкционировать. Время тогда было бурное, и добрачные сексуальные отношения с последующим прерыванием беременности становились нормой.

    Кстати, не пропустите на most-beauty.ru интересную статью о самых красивых актрисах мира всех времен.

    Многие знаменитости признаются в этом спустя много лет, как это случилось с примадонной российской эстрады.

    В 2012 году Алла Пугачева призналась в одном из интервью, что в конце 80-х годов делала аборт. Тогда она была замужем за Евгением Болдиным. Именно муж и по совместительству продюсер знаменитой певицы настоял на прерывании беременности.

    Случилось это перед гастролями в Индию, и по собственному заявлению певицы, этого не отмолить никогда.

    Женщина, даже если она знаменитая киноактриса, всегда остаётся женщиной, и беременность для неё бывает запланированная, или внезапная.

    В возрасте 20 лет британка Джоан внезапно узнала, что беременна от своего друга, который был ещё и младше её на 4 года. Решение прервать беременность не заставило себя ждать, и девушка сделала аборт. Призналась она об этом много позже в своей книге.

    Джоан рассказала, что те, кто решается родить, несут ответственность за ребёнка. На тот момент, как призналась актриса, ни у неё, ни у друга Уоррена Битти не было достаточно средств, и решение было правильным.

    Во время интервью журналу «Караван историй», которая Вайкуле дала в 2009 году, она рассказала о своём аборте.

    Первый раз она приняла это решение самостоятельно, а вот на втором прерывании настоял её гражданский супруг, известный музыкант Андрей Латковский.

    После этого певица не смогла больше забеременеть, и сейчас считает, что аборты — это детоубийство. В ещё одном интервью Лайма заявила, что женщина несвободна в своём выборе — оставлять ребёнка, или делать аборт.

    Известная, и уже возрастная певица не имеет детей, но в одном из интервью рассказала, что в юности могла познать счастье материнства.

    Решение об абортах она принимала решительно, и никогда не пожалела об этом. В юном возрасте беременность и дети могли повлиять на успешную карьеру.

    Профессия всегда стояла на первом месте, а потому любовь и дети уходили на второй план. Певица рассказала также, что в молодости всё выглядит по-другому, и легко решалась на аборты, считая — всё ещё впереди.

    Учась в театральном ВУЗе, будущая звезда кино и телесериала о Каменской вышла замуж, и беременеть не заставила себя долго ждать.

    Елена, понимая, что ребёнок может помешать актёрской карьере, решилась на аборт. Муж поддержал её в этом сложном решении, и не стал отговаривать.

    Проведённая операция сказалась на здоровье актрисы, и в течение 10 лет Елена пыталась безуспешно забеременеть. Лишь в возрасте 31 года она познала радость рождения ребёнка.

    В 2016 году популярная звезда эстрады стала гостем программы «Секрет на миллион», которую ведёт красивая телеведущая России Лера Кудрявцева.

    На программе певица рассказала, что в 16 лет забеременела от мужчины, который был в два раза старше её. Этот союз не имел перспектив, и Любовь решилась на аборт. Как сказали после операции врачи, у неё была двойня.

    В 19 лет беременность была желательной, ведь отцом был муж певицы Виктор Шумилович. Но, родившихся раньше срока близнецов, спасти не удалось.

    Экстравагантная и самобытная голливудская актриса призналась, что начала половую жизнь довольно рано. Когда ей только исполнилось 14 лет, она уже сделала первую операцию по прерыванию беременности.

    В 17 лет Вупи снова забеременела, но на этот раз решила оставить ребёнка. Родившаяся дочь никак не повлияла на карьеру актрисы и Вупи была рада, что стала мамой.

    Дочь унаследовала гены матери, также родив первенца в 17 лет, и сделала американскую актрису бабушкой в возрасте 34 лет.

    В 15 лет бывшая солистка группы «Мираж» встретила, как ей показалось, настоящую любовь. В 16 лет забеременела и хотела оставить ребёнка, несмотря на столь юный возраст.

    Родители певицы были против столь раннего материнства дочери, и под давлением родственников Наталья сделала аборт. Рассказала этот случай из своей юности певица на программе «Пусть говорят».

    Читайте также:  Средства сокращающие матку после аборта

    А родители жениха, напротив, выступали за сохранение ребёнка, но всё пошло по сценарию матери Натальи Гулькиной.

    Обладательница 7 премий Грэмми, популярная звезда эстрады 90-х Тони Брекстон ни в одном интервью так и не рассказала о своём аборте.

    Певица решила доверить свою тайну бумаге, и написала об этом в своей автобиографической книге. Читатели и поклонники со страниц узнали, что в 2001 году певица была вынуждена сделать аборт.

    После Тони вышла замуж за музыканта Кэри Льюиса, и у счастливой пары в браке родилось двое детей. Второй сын родился с диагнозом «аутизм», и в книге она написала, что всему виной, сделанный когда-то аборт.

    Призналась в своих абортах Лере Кудрявцевой и телезрителям талантливая актриса Елена Проклова.

    Когда ей исполнилось 17 лет, Елена приняла решение прервать беременность, не побоявшись, что срок уже был поздний. В 19 лет снова беременность, и отцом ребёнка был Олег Янковский. Актриса не хотела разрушать семью актёра и снова решилась на аборт.

    После этого долго старалась забеременеть, но последствия операций сказались на здоровье. Только спустя много лет после абортов Елена родила дочь Арину.

    Ирландская композитор и певица откровенно призналась своим поклонникам, что сделала аборт, и ничуть не сожалеет об этом.

    Весть о беременности застала певицу во время гастрольного тура по Америке. Она сразу обратилась в больницу, и прервала беременность. Мотивацией послужило то, что Шинейдер много времени уделяла карьере, и, по собственному признанию, не могла бы стать малышу хорошей мамой.

    Жизнь певицы окружена многочисленными скандалами. Четыре раза она выходила замуж, и у Шинейд 1 дочь и три сына.

    Признание об аборте российской актрисы кино и театра Марии Ароновой россияне прочитали на страницах «Каравана истории», которому талантливая актриса дала интервью.

    Мария воспитывала сына Владислава, когда сразу после первых родов, повторно забеременела. Взвесив всё за и против, женщина решила, что еще не готова к рождению второго малыша.

    После этого случая, Мария больше не обращалась к врачам по поводу абортов, и в 1994 году у неё родилась ещё и дочка.

    Экстравагантная поп-исполнительница Ники Минаж решила обнажить перед поклонниками не только части своего сексапильного тела, но и душу.

    Перед выходом очередного альбома она рассказала, что делала аборт. Будущая звезда забеременела от своего бойфренда в возрасте 16 лет. Продлевать отношения с ним Ники не планировала, и решилась на аборт.

    Как сказала певица, тогда у неё были планы стать знаменитой, посещала она престижное учебное заведение, а рождение ребёнка разрушило бы заветные мечты девушки.

    Участвуя в программе «Судьба человека», Марина Зудина рассказала, что приняла для себя сложное решение прервать первую беременность от Олега Табакова.

    Прославленный российский актёр был тогда женат, и девушка просто не пожелала разрушать брак. Но, вспыхнувшие между Олегом и Мариной чувства, связали их судьбу в один узелок.

    В 1995 году они поженились, и воспитывали в браке двух замечательных детей. Этот случай актриса рассказала уже после смерти своего знаменитого супруга.

    Звезда КВН, ставшая впоследствии актрисой, на одной из телепрограмм рассказала, что делала аборт. В возрасте 22 лет она решила, что не готова к материнству, и обратилась в клинику.

    Светлана ни с кем не посоветовалась, и даже утаила этот секрет от матери. Как сказала актриса, я считаю себя сильной женщиной, и потому всегда принимаю решение самостоятельно.

    Так случилось и в следующий раз, когда в 2008 году связала свою судьбу с Максимом Скрябиным. Забеременев, Светлана решила оставить ребёнка, и в 2012 Бог подарил паре очаровательную дочь — Варвару.

    Не побоялась рассказать об аборте и многочисленных выкидышах и звезда культового телесериала «Друзья».

    Как сказала она в одном из интервью, что забеременеть не проблема, а вот выносить ребёнка не всегда получалось. Актриса связывала это с проведённым ещё в молодости абортом. Журналисты раскопали, что таких операций было около семи.
    У звезды есть дочь, но актриса, которой едва за 50, мечтает ещё родить одного ребёнка.

    Кстати, Кортни Кокс упоминается в нашей статье про самые красивые кухни знаменитостей на сайте most-beauty.ru.

    Вот мы и узнали, кто из звёзд делал аборт, и признались обществу, что пользовались услугами медиков по прерыванию беременности. Аборты противоречат природе человека, и потому проблема искусственного прерывания беременности всегда будет актуальна. Но что интересно, за легализацию абортов выступают те, кому выпал счастливый шанс появиться на свет.

    источник

    В Госдуму РФ внесен законопроект, предусматривающий уголовное наказание для врачей акушеров-гинекологов за проведение нелегального аборта. Сегодня уголовное преследование за незаконный аборт грозит «лицам, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля», врачи же отделываются лишь отстранением от должности. Однако в большинстве регионов, в том числе и Саратовской области, проблемы нелегальных абортов не существует. Не потому, что их нет, а потому, что установить факт содеянного практически невозможно.

    Впервые о законопроекте, ужесточающем уголовную ответственность для врачей, практикующих проведение абортов на поздних сроках, заговорили этой весной. Инициаторами выступили депутаты Госдумы от «ЕР», поддержав идею Татьяны Яковлевой, видного «единоросса» и члена комитета по охране здоровья Госдумы. Авторы документа подсчитали, что аборты являются основной причиной материнских потерь в России и смертность по ним составляет от 25 до 60% в зависимости от региона.
    Правда, данная статистика противоречит официальной информации, которая приходит в Минздравсоцразвития из самих регионов. Чаще всего областные чиновники рапортуют, что смертность от абортов, и тем более криминальных, давно находится на нулевой отметке. Да и самих нелегальных оперативных вмешательств практически нет. Из общей положительной статистики выделился только Южный Урал: этим летом минздрав Челябинской области открыто заявил, что экономический кризис привел к увеличению подпольных абортов. Ежегодно на Южном Урале происходит примерно 10-15 нелегальных абортов, а в прошлом году 5 женщин, решивших избавиться от ребенка на поздних сроках, скончались.
    Но видимо, разработчиков законопроекта не удалось ввести в заблуждение «прилизанной» региональной статистикой. И подзабытый за лето документ был внесен в Госдуму в конце октября. Татьяна Яковлева честно призналась, что точное число нелегальных абортов и смертельных исходов после них определить практически невозможно, но это вовсе не значит, что проблемы не существует. Однако уголовное преследование грозит только «бабкам-повитухам», то есть тем, кто не имея высшего медицинского образования решается провести столь сложное оперативное вмешательство. Остальные ситуации в УК РФ не прописаны и врачи, пойманные на нелегальном аборте, проведенном в стенах медицинского учреждения, никакой ответственности за это не несут. Максимум — лишаются должности. Пробелы в законодательстве подтверждаются официальной статистикой: по информации правоохранительных органов, в 2009 году в стране зарегистрировано 28 преступлений по фактам незаконного производства абортов, выявлено 13 чел, совершивших преступление, 11 — по наиболее тяжкому составу. В суд с обвинительным заключением направлено всего 7 дел.
    Именно эту правовую несправедливость должен решить новый законопроект. Предлагается внести в ст. 123-ю УК (незаконное проведение искусственного прерывания беременности) часть, касающуюся врачей, имеющих высшее медицинское образование соответствующего профиля. За незаконно проведенное вмешательство им будет грозить штраф до 300 тыс. руб, либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности. Если же нелегальный аборт проводился в частной клинике за деньги, врачу придется отсидеть уже 8 лет. Тот же уголовный срок будет грозить акушеру, если женщина погибла на операционном столе. Предлагается увеличить наказание и для «черных акушеров» без высшего образования: штраф вырастет с действующих сегодня 80 тыс. до 500 тыс, а лишение свободы с двух до четырех лет.
    Но чтобы понять, о чем идет речь, нужно разобраться в структуре самих абортов. «В 36-ой ст. «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» прописано, что искусственное прерывание беременности может проводиться только в учреждениях, имеющих лицензию на медицинскую деятельность, и врачами, имеющими специальную подготовку», — рассказывает Ольга Аккузина, главный внештатный акушер-гинеколог Саратовской области, заместитель главного врача областного центра планирования семьи и репродукции. «Законные аборты проводятся в трех случаях: по желанию женщины, в том случае, если срок беременности не более 12-ти недель, по социальным показаниям при сроке до 22-х недель, а так же при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока беременности. То есть, в том случае, если состояние плода или здоровье женщины ухудшаются и грозят осложнениями. Что касается социальных показаний, то когда-то их было много, но сейчас от длинного списка осталось только четыре пункта: беременность в результате изнасилования, смерть мужа во время беременности, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, а так же инвалидность первой-второй групп у супруга. 7-8 лет назад социальных абортов в области было немало — 300-400 в год, или 1,5% от общего количества. Сейчас их проводится не больше 5-6 в год».
    Общее количество абортов в губернии, согласно официальной статистике, так же ежегодно уменьшается. В прошлом году было проведено 20 357 искусственных прерываний беременности. Показатель составляет 26,5 на одну тысячу женщин фертильного возраста (общероссийский показатель выше — 28,5).

    Толчком для ужесточения ответственности для «черных» акушеров-гинекологов послужили случаи проведения нелегальных абортов в частных медицинских центрах.
    Как объявила Татьяна Яковлева, сегодня в России открываются частные клиники, «по сути представляющие собой абортарии, где кроме абортов пациентам не оказывается никакой помощи». По неофициальной информации, в столичных клиниках проведение оперативного вмешательства на поздних сроках стоит от 15 до 30 тыс. руб.
    «Раньше у нас не было частных клиник, а криминальные аборты делали только повитухи», — сообщила депутат. «Никому и в голову не могло прийти, что это может сделать врач с высшим медицинским образованием!»
    В начале августа нынешнего года врачи столичной частной клиники «Гемотест» выбросили тело умершей после неудачного аборта пациентки в парк. Молодая уроженка Киргизии обратилась в клинику с просьбой сделать аборт на большом сроке беременности, и врачи согласились на противозаконное операционное вмешательство, хотя у медучреждения вообще отсутствовала лицензия на проведение подобных операций. Во время проведения аборта женщина умерла, и врачи решили спрятать ее труп, в надежде, что жительницу другого государства никто не станет искать. Аналогичное дело было рассмотрено Пресненским судом Москвы в июле этого года. Врач частной клиники «Инвест-альянс» провела аборт гражданке одной из азиатских республик, которая находилась на сроке беременности свыше 16 недель. Во время операции началось кровотечение, но врач, опасаясь ответственности более шести часов не вызывала скорую помощь. В результате пациентка умерла.
    Ольга Аккузина говорит: «В Саратовской области криминальных абортов нет уже лет десять. Хотя, думаю, эта проблема существует, ведь о какой-то части выполненных абортов мы просто не знаем. Все проведенные вмешательства невозможно отследить, поскольку мониторинг беременностей у нас не отлажен. По идее, все должно происходить четко и слаженно: кабинеты УЗИ — диагностики и акушеры-гинекологи женских консультаций частных клиник должны отчитываться за каждый случай диагностики беременности. И только в этом случае мы можем точно знать количество беременностей, и отследить, куда беременность делась. Но такого мониторинга нет, и можно предположить, что какой-то процент абортов проводится нелегально. Что же касается нелегальных абортов в частных клиниках, то я не думаю, что наши саратовские медучреждения этим грешат. Хотя могу отметить, что по отношению к частным клиникам в нашей стране очень либеральное законодательство. У нас нет статистики обращений беременных женщин в частные медучреждения, нам ее никто не предоставляет. Кто-то дает информацию о выполненных абортах, а кто-то — нет, хотя статистика должна быть общей. Если верить той информации, которую нам предоставляют частные медицинские учреждения области, то на их долю приходится около 1,5 тыс. абортов в год».
    В ГУВД области подтвердили информацию о том, что криминальных абортов на территории губернии не было уже несколько лет. Правда, в неформальных беседах оперативники отмечают, что в совершении преступлений такого рода участвуют только двое — тот, кто проводит аборт и сама беременная женщина. Поэтому установить факт проведения нелегального оперативного вмешательства невозможно. Если только пациентка не умирает в результате неумелых манипуляций «черного акушера».
    Что же говорят сами частные клиники в ответ на выдвинутые обвинения? «Идет оговор на частную медицину, федеральные чиновники снова хотят очернить нашу работу», — считает Вадим Шанин, доктор медицинских наук, руководитель частной клиники N1. «Мы гораздо более проверяемы и прозрачны, чем государственные структуры, и у нас нет, и не может быть таких беспорядков, как нелегальный аборт. А вот государственные медицинские структуры этим грешат, вернее это прерогатива частных гинекологов, работающих в государственные структурах. Они уже и там создали свою частную «кормушку». У нас были случаи, когда в клинику обращались женщины с подобными проблемами, но мы однозначно говорили — нет. А потом выяснялось, что услуги такого рода им были оказаны в государственных лечебных учреждениях. Причем, по моей информации, это стоит больших денег».
    Вадиму Шанину сложно не верить, да и в Интернете можно найти живое подтверждение его словам. На форумах о беременности и абортах саратовские девушки делятся своими проблемами, а некоторые рассказывают случаи, как им помогли избавиться от ребенка на приличном сроке беременности, причем в обычной больнице. Эту информацию сложно подтвердить, но тем не менее пища для размышления имеется.

    Правозащитники и юристы уверены в другом — если бы государство не стало «закручивать гайки», и принимать ужесточения по срокам беременности и их показателям, женщинам не пришлось бы рисковать жизнью в сомнительных медцентрах или на частных квартирах.
    «Если новый документ будет принят, мы получим еще один мертворожденный закон», — считает юрист Юрий Петренко. «Врачебное сообщество очень крепкое, сплоченное и не сдает ‘своих’. Причем это касается как частной, так и государственной медицины. А сами пациентки, даже истекая кровью, не скажут, где им делали искусственное прерывание беременности. Бороться с нелегальными абортами при помощи увеличения штрафов или угрозы тюремного срока бессмысленно, гораздо проще было бы не сокращать перечень показаний для абортов по социальным показателям. И тогда женщинам не пришлось бы на свой страх и риск искать врача, который согласиться на проведение нелегального аборта».
    В декабре 1987 года Министерство здравоохранения СССР издало приказ, разрешающий искусственное прерывание беременности до 28-ми недель по так называемым социальным показаниям. Их было 7: инвалидность первой-второй групп у мужа, смерть супруга во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования. В 1996 году правительство РФ постановлением расширило перечень социальных показаний для искусственного прерывания беременности на поздних сроках. По новому документу предельный срок прерывания беременности сокращался с 28 до 22 недель, что соответствовало нормам, установленным ВОЗ, и почти вдвое увеличивался перечень социальных показаний. Показаниями для проведения аборта на поздних сроках считалось: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, отсутствие законного супруга, беременность, наступившая в результате сожительства кровных родственников. Но в 2003 году перечень резко сократили, оставив в нем всего четыре пункта (читай выше). Однако сегодня в Госдуме есть немало депутатов, выступающих за полный запрет абортов, и желающих урезать даже этот скудный перечень. Все это объясняется проводимой в стране демографической политикой, но увы, увеличивает количество брошенных детей и число криминальных абортов на поздних сроках.

    источник

    В столице следователи возбудили уголовное дело в отношении лже-гинеколога, которая делала женщинам аборты, будучи экономистом по образованию. Как сообщает пресс-служба Главного следственного управления СК РФ по Москве, сотрудники ведомства расследуют действия сотрудницы одного из частных медицинских центров – ей предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 123 УК РФ (незаконное проведение искусственного прерывания беременности) и ч. 1 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей).

    По данным следствия, сотрудница частной клиники в центре Москвы в январе и феврале 2019 года «не обладая надлежащими знаниями и медицинским образованием соответствующего профиля, представляясь врачом акушером-гинекологом данного учреждения, за денежное вознаграждение передала лекарственный препарат двум обратившимся пациенткам за искусственным прерыванием беременности».

    Препарат вызвал у женщин серьезные осложнения: одна из них находилась на сроке беременности, превышавшем 12 недель, когда медикаментозные аборты делать уже нельзя.

    Накануне СМИ со ссылкой на Росздрав сообщили, что в Москве разоблачена деятельность экономиста, выдававшей себя за акушера-гинеколога. На сайте ведомства сообщалось, что речь идет о частной московской «Евроклиник»: в июле 2019 года в ведомство поступила информация о том, что в медицинском учреждении был нанесен тяжкий вред жизни и здоровью пациенток. «По итогам выездных проверок совместно с правоохранительными органами выявлен факт осуществления медикаментозного прерывания беременности лицами, не имеющими медицинского образования», — говорится в сообщении.

    Как выяснилось, в клинике прописывали препараты для медикаментозного прерывания беременности всем обратившимся – включая несовершеннолетних и женщин, находящихся на поздних сроках. При этом «специалисты» учреждения создавали видимость проведения диагностики: лжеврач, в отношении которой сейчас заведено уголовное дело, не назначала анализов – она лишь включала в кабинете аппарат УЗИ, который даже не использовала по назначению.

    В результате проверок, сообщает Росздрав, «Евроклиник» была закрыта в июле текущего года, а сотрудница, проводившая нелегальные аборты, не имея для этого соответствующего образования, находится под подпиской о невыезде.

    В своем сообщении Росздрав призвал других пациенток, обращавшихся с просьбой об аборте в «Евроклиник» на 3-й Тверской-Ямской улице и пострадавших от рук мошенников, обратиться в региональное управление Следственного комитета или самого Росздрава.

    Сейчас уголовное дело расследуется по факту нанесения вреда здоровью двух пострадавших. Как стало известно «МК», это девушка 18-ти лет и 22-летняя женщина, находившаяся в момент медикаментозного прерывания беременности уже на 22 неделе. У пациентки, решившейся на аборт на таком серьезном сроке, после принятия препарата возникли серьезные осложнения: у нее началось кровотечение, а затем последовал выкидыш.

    Читайте также:  При аборте какой антибиотик можно принять

    Женщину срочно госпитализировали – после того, как врачи провели операцию, ребенок оказался живым. Сейчас его поместили в инкубатор.

    По сведениям «МК», частную клинику создали экономист по образованию по имени Наталья Николаевна, представлявшаяся пациенткам Светланой, и ее знакомый, который тоже не имеет медицинской подготовки – лицензию на ведение частной медицинской практики они получили в 2011 году. Мужчина выполнял функции гендиректора, а также принимал звонки на ресепшне, женщина – принимала в кабинете клиенток центра и включала аппарат УЗИ, делая вид, что диагностирует сроки беременности. После этого пациенткам давали препараты для медикаментозного прерывания беременности.

    Свои услуги «медицинский центр» рекламировал в интернете. «Мы гарантируем профессионализм со стороны медицинского персонала и предлагаем приемлемые цены. Внимательные специалисты, приятная доброжелательная атмосфера, уют, индивидуально подобранные курсы лечения для каждого пациента позволяют добиваться положительных результатов даже в самых сложных ситуациях», — говорилось в рекламном объявлении. При этом указывалось, что оплату в «клинике» принимают наличными.

    источник

      Век равноправия, гендерное равенство, расширение прав женщин… Вот они слова, которые в наступившем 21 столетии, мы слышим со всех сторон — вместе с призывами быть терпимее, толерантнее и не осуждать выбор других людей. Однако общество по-прежнему считает, что может диктовать «слабому полу», как распоряжаться своим телом и здоровьем. Несмотря на то, что аборты во многих странах легальны, женщины все еще стыдятся этой операции и по-прежнему говорят о ней шепотом, боясь осуждения окружающих. Мы ни в коем случае не беремся судить, хорошо это или плохо, потому что это личное дело каждой. Woman.ru предоставляет слово нескольким известным женщинам, которые отважились публично поделиться своими историями о перенесенных операциях. Многим было трудно найти в себе силы, чтобы сделать это, тем ценнее эти признания.

      меня больше всего поразили рассказы Вайкуле, которой по каким-то странным причинам какой-то духовник, посчитавший, что имеет на это право, запретил взять ребенка из приюта. Ну не понимаю! Проклова по моему мнению была еще той по та скушкой и это не полный перечень ее абортов)) И конечно Вупи с вешалкой, даже представить себе это не могу.

      И это кошмарно:(((( а духовника Вайкуле надо гнать поганой метлой из «профессии».

      меня больше всего поразили рассказы Вайкуле, которой по каким-то странным причинам какой-то духовник, посчитавший, что имеет на это право, запретил взять ребенка из приюта. Ну не понимаю! Проклова по моему мнению была еще той по та скушкой и это не полный перечень ее абортов)) И конечно Вупи с вешалкой, даже представить себе это не могу.

      Какие все правильные, пока самих жизнь не припрёт. Только для самих себя и можем найти веское оправдание, да? Помимо убийства есть ещё много грехов, которые мы совершаем каждый день и не паримся. То, что человек признался в своей ошибке — не страшно. А вот осуждать его не стоит. Думаете, если к ним всё вернулось, то Вы не такие и Вас пронесёт и никто не осудит?

      да. аборт — самый страшный грех. Понятно, никто не вправе никого осуждать за такое, но все-таки. Девочки, надо как-то всеми правдами и неправдами пытаться этого избежать. Всегда думайте наперед. Предохраняйтесь, не идите на поводу у мужиков, которым в презервативах не нравится и т.п. Понятно, что ситуации разные бывают, не дай Бог, конечно оказаться перед таким страшным выбором никому. Всем здоровья.

      Практически все аборты женщины делают под давлением! Если это малолетка, то на аборт вынуждают родители, в остальных случая (не будем брать примеры актрис, певиц) виновники абортов МУЖИКИ!

      Спросите ради интереса у ваших мам или бабушек как в то время жилось. И только потом уже говорите о морали и тд

      Какие все правильные, пока самих жизнь не припрёт. Только для самих себя и можем найти веское оправдание, да? Помимо убийства есть ещё много грехов, которые мы совершаем каждый день и не паримся. То, что человек признался в своей ошибке — не страшно. А вот осуждать его не стоит. Думаете, если к ним всё вернулось, то Вы не такие и Вас пронесёт и никто не осудит?

      Аборт аборту рознь. Бывают по медицинским показаниям. К сожалению рожать и содержать всю жизнь ребёнка инвалида не каждая может позволить. Бывают такие диагнозы, что синдром дауна покажется только цветочками.

      Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

      Страница закроется автоматически
      через 5 секунд

      Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
      Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
      Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

      Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
      Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

      Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
      на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

      Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

      Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

      Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
      информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

      Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

      источник

      Скандал «Я была в таком шоке, что просто встала и вышла». В женской консультации мать двоих детей отправили к священнику за разрешением на аборт

      В Старом Осколе Белгородской области вторые сутки не утихает скандал. Жители обсуждают случай, о котором анонимно сообщила пользовательница популярного ресурса Pikabu: по ее словам, подруга пришла в местную поликлинику за направлением на аборт, но ее отправили брать разрешение у священника. Горожане разделились на два лагеря: одни говорили, что это вброс, другие уверяли, что сами встречались с аналогичными требованиями. Лента.ру разыскала героиню истории, которая рассказала, как все было на самом деле, и выяснила, почему эта ситуация повторится еще не один раз.

      — Я всегда хотела двоих детей. Я в семье росла одна. Родственники рано умерли, воспитывала одна мама, и я хотела большую семью. А муж — пятый в семье, и я всегда восхищалась тем, как они друг другу помогают, — говорит 26-летняя Мария. Когда ее теплый, звонкий голос дрожит от волнения, начинает плакать младшая, годовалая дочь. Мария извиняется, прерывает монолог и отходит к ребенку. Та сразу успокаивается, и мать продолжает рассказ.

      Осенью их с мужем первенец, семилетняя девочка, пойдет в школу — она заканчивает подготовительные платные курсы. Мария будет забирать ее из школы с коляской: на второго ребенка решились не так давно — только после того, как женщина смогла восстановить здоровье. После сильного токсикоза она потеряла более 10 килограммов, после кесарева сечения болели живот и шрам, больно было ходить в туалет, начались боли при каждых месячных и появились мигрени. Когда она поняла, что готова на вторые роды, они прекратили предохраняться презервативами «известной марки». Год назад Мария вернулась домой. Не только с младенцем, но и с проблемами с сердцем и кровеносными сосудами: у нее посинели ногти. Но к врачам на полноценное обследование она просто не успевала: муж стал работать в две смены и брать подработки даже на воскресенья, чтобы обеспечить «хороший для города» доход в 25 тысяч рублей. Вся их жизнь и все их ресурсы оказались сконцентрированы на детях: последний раз они ходили вдвоем в ресторан три года назад, а в отпуске за восемь лет не были ни разу.

      Две тяжелые, но желанные беременности женщина выносила, минуя священников в женских консультациях, — в Старом Осколе, где она живет с рождения, при каждой поликлинике либо строится, либо уже стоит небольшая церковь. Молитвы и заповеди она знала и так — еще в середине нулевых, как и все дети города, она сдавала обязательный школьный предмет «Основы православной культуры». Но проходя уже во взрослом возрасте мимо церквей, она не подозревала, что жительниц ее города врачи уже много лет отправляют туда, чтобы снизить статистику по абортам.

      Последней бумагой стал обходной лист. «Медицинский психолог, акушер-гинеколог, представители епархии и кризисного центра…» Мария не поверила своим глазам. «Серьезно, надо к батюшке?» — уточнила она, чувствуя себя очень глупо. Медсестра резко ответила, что да: без этого заведующая не подпишет разрешение и не дадут направление в стационар.

      — Я в таком шоке была, что просто вышла. Думаю, что делать, что за ерунда. Как может представитель церкви мне выдать разрешение? Вообще какое он к моей беременности имеет отношение? Так же, как и кризисный центр? — пыталась понять старооскольчанка. Она позвонила подругам и посоветовалась с мужем. На семейном совете решили найти деньги на платную помощь. Но почти во всех частных медицинских заведениях женщине отказали в проведении операции — их лишили лицензии. С декабря прошлого года вступил в силу соответствующий закон. Право проводить искусственное прерывание беременности осталось только у одной клиники. Марии сказали, что процедура будет стоить 10 тысяч рублей — треть отложенных на школу денег.

      История быстро разошлась по сети после того, как подруга Марии выложила фото обходного листа на популярном сайте Pikabu. Многие не поверили в то, что больницы и врачи связаны с церковью, и назвали историю фейком. В комментариях местным и федеральным ресурсам власти предсказуемо открестились.

      Подруги Марии решили провести свое небольшое расследование и задали соответствующий анонимный опрос в закрытом локальном интернет-сообществе в соцсети «ВКонтакте». Из 550 проголосовавших 62 человека — более 11 процентов респонденток — ответили положительно на вопрос о том, заставляли ли их взять подпись священника на аборт. В комментариях они делились историями.

      «У меня знакомая сталкивалась с этим. Батюшка ей не разрешил делать. Ее мама пришла с ней в больницу и устроила скандал. Быстро все сделали без всяких подписей», — рассказала одна женщина. «Знакомой запретил батюшка. Пока она попала к нему, пока собрала другие подписи, все сроки на аборт истекли… Родила… Но жить стало очень тяжело», — поделилась другая. Третья сообщила, что сама ходила брать направление на аборт прошлой зимой, но в церкви ей не дали разрешения, и в итоге она решила оставить ребенка. Четвертая добавила, что в кризисном центре ее заставили посмотреть фильм «Безмолвный крик».

      Еще одна жительница Старого Оскола рассказала о том, что видела последствия подпольного аборта: «Я лежала на сохранении, и со мной лежала девочка… На дому у какого-то мужика аборт делала какими-то спицами… Раскурочил ей все, шейка [матки] загноилась, а беременность сохранилась! Вот и произошла ситуация… Аборт делать нельзя до завершения лечения, а после уже 12 недель было, и нельзя по законодательству! А мама ее настаивала на аборте! Чем история закончилась, не знаю, но очень надеюсь, что у этой девочки все хорошо, и она родила здоровую ляльку», — написала она.

      При этом большинство комментариев были негативными. Многие писали, что подобное психологическое насилие необходимо, потому что «аборт — это грех». Так, местный журналист воодушевленно подтвердил, что на подобные комиссии отправляют всех женщин независимо от их социального положения и религиозной принадлежности, и радостно сообщил, что за прошлый год таким образом вынудили родить 488 жительниц Белгородской области. «Я лоббирую право детей на жизнь. Регулярно участвовал в благотворительных акциях. Несколько лет подряд со своим изданием собирали подарки (в том числе и сами покупали), и я лично возил их в детский дом и по многодетным семьям, лично вручал в руки матерям и детям», — поведал он, отвечая на вопрос о своем вкладе в судьбу тех женщин, которых его единомышленники отговорили от аборта.

      Подняв шум, подруги Марии убедили ее еще раз зайти в медицинскую консультацию. В среду, 25 апреля, она вновь пришла в кабинет акушера-гинеколога. У дверей она встретила заведующую и тут же поинтересовалась у нее, где ей искать священника и сотрудников кризисного центра. По ее словам, заведующая скрылась в кабинете и долго «шушукалась» с той самой медсестрой, которая заверила Марию, что подпись церковнослужителя обязательна. Наконец вышла уже не заведующая, а медсестра. «Она интеллигентно сказала, что раз у меня есть дети, обходить всех экспертов необязательно, достаточно только медицинского психолога. Показывает на кабинет рядом. А, говорю, то есть уже необязательно проходить всех остальных? Она ничего не ответила, только кивнула», — рассказывает женщина. «У нас действует программа „Чужих детей не бывает“: отговаривают, направляют, стараются помочь. Это, конечно, прекрасно, когда приходит, например, молодая девушка, лет 18, и не знает, что ей делать, мало ли, что у нее произошло. Но навязывание решения, запугивание, нагнетание — это негуманно, это не по-христиански», — пытается подобрать слова Мария.

      Жители региона с сарказмом говорят о том, что «если вам в голову пришла какая-то херня, то ее уже опробовали и внедрили в Белгородской области» и что «с середины 2000-х область служит полигоном для обкатки отдельных элементов российского правоклерикального радикализма». Они делают отсылки к попыткам запретить мат и «сатанинскую музыку» на рок-фестивалях, но и к теме абортов эти присказки имеют прямое отношение: работа епархиальных комиссий по допуску на прерывание беременности была легализована Департаментом здравоохранения и социальной защиты Белгородской области почти 10 лет назад, в феврале 2009 года. Тогда говорилось о том, что благодаря обязательному просмотру фильма «Безмолвный крик» и беседам священников с беременной женщиной и будущим отцом количество абортов удалось снизить на 9 процентов. В беседе с «Лентой.ру» местные жители предполагают, что подобная клерикализация напрямую связана с религиозными убеждениями губернатора области Евгения Савченко, который правит регионом с 1993 года.

      Мария теряется, когда узнает об этом. «Я не знаю, что на это сказать, серьезно. Люди ходят и подписывают толпами подписи за запреты абортов, видя все в розовом свете: все хорошо, никто никого не будет убивать. Запретите аборты, давайте. Только они же никуда не денутся. Останутся на частном уровне. Будут подпольные аборты. Где будут умирать и женщины, и дети, а не только нерожденные», — говорит она и приводит в пример неудачную борьбу за демографию румынского политика Николае Чаушеску, начавшуюся в 1966 году. В республике были запрещены аборты, разводы и даже средства контрацепции, в результате чего из-за подпольных операций в два раза возросла материнская смертность.

      Женщине предстоит поход к медицинскому психологу, где она вновь расскажет о причинах, по которым решила сделать аборт, и, скорее всего, вновь услышит, что идет на непоправимое и серьезное преступление. Но она к этому готова: дома ее ждут дочери, одну из которых она до сих пор кормит грудью, и она хочет успеть дать им лучшее до того, как ее лишат одного из базовых — репродуктивных — прав.

      источник

      В 2018 году около 35% россиян не одобряли искусственное прерывание беременности, а уменьшение количества абортов входит в Концепцию демографической политики РФ до 2025 года. «Афиша Daily» записала истории трех женщин, которых врачи настойчиво уговаривали сохранить беременность, и спросила у юриста, что делать в такой ситуации.

      Когда я родила первую дочь, мне было восемнадцать лет. Несмотря на такой юный возраст, мы с мужем (уже бывшим) хотели ребенка, я забеременела осознанно.

      Где‑то через полтора года после рождения дочки у меня случилась задержка. Мы предохранялись прерыванием полового акта, и все было нормально, но не в этот раз. Я сразу решила, что буду делать аборт.

      Я тогда только вышла на работу, посидеть с дочкой оставалась бабушка. Я начала чувствовать себя человеком, потому что стала сама зарабатывать деньги, мне не надо было ни у кого просить и унижаться. Зная, что разница между детьми будет такая маленькая, а муж постоянно распускает руки, я решила не рожать. Зачем мне этот ребенок? Чтобы я ассоциировала его с его отцом?

      Мама не знала, что меня бил муж — он же бил не по лицу, а так, чтобы синяки оставались только на теле. Я никому ничего не рассказывала — терпела, ждала, что исправится, изменится. Дура малолетняя, надо было бежать сразу. Я вызывала полицию, его забирали на два часа, потом он приходил еще более злой и избивал гораздо сильнее.

      Я пошла к гинекологу в бесплатную женскую консультацию. Сказала врачу: «У меня задержка столько‑то дней, делала тест, две полоски». Она ответила: «Залезайте в кресло». Гинеколог подтвердила беременность и начала заполнять какие‑то бумажки, даже ничего не спрашивая. Когда она стала записывать меня на УЗИ, я сказала: «Стоп-стоп-стоп, я собираюсь прерывать беременность». Она удивилась: «В смысле прерывать?» — «Ну в прямом, это мое право». Врач начала отговаривать: «Вы еще молодая, зачем вам это надо». Я даже не стала ее дослушивать, просто вышла из кабинета.

      Дома была мама, я ей все рассказала. Она начала меня успокаивать, говорить, что к таким врачам нужно идти с холодной головой. Мама записала меня в платную клинику, где я быстро сдала анализы. Пока я бегала с ними, меня снова избил муж, открылось кровотечение. А мне еще надо было на УЗИ, чтобы проверить, не внематочная ли беременность. И вот я с кровотечением пошла его делать, была на пятой неделе беременности.

      Читайте также:  Социальные ролики про аборт

      Потом она добавила: «У тебя чувство вины останется на всю жизнь, ребенок будет сниться, ходить за тобой по пятам, ты не сможешь с этим жить». Я ответила: «Я к вам пришла и заплатила деньги, зачем вы начинаете лезть не в свое дело?» Я даже не пыталась рассказать ей о том, какая у меня жизненная ситуация, потому что врачу на самом деле не было до меня дела. Она постоянно цыкала, была нервная, со мной разговаривала как не знаю с кем. Потом она не то что бы смягчилась, просто перестала отговаривать.

      После посещения врача я ревела, считала себя какой‑то не такой, не понимала, как вообще могла думать об аборте. Тогда меня очень поддержали мама и бабушка. Никто не сказал, что я убийца или прокаженная. Бабушка рассказывала, как сама прервала беременность, еще когда не делали анестезию. Вспоминала девочку, которая пришла на аборт, ей стали резать на живую, она плакала, кричала, а ей говорили: «Перед мужиками не больно ноги раздвигать, а тут больно!» Она, бедная, терпела.

      В итоге этот гинеколог выписала направление на медикаментозный аборт. Сначала я выпила таблетку в кабинете, потом врач велела приехать на следующий день, выпить еще одну и какое‑то время побыть в стационаре. На следующий день я приняла препарат, пошла в палату, где медсестры — дружелюбные девочки — предложили чай, кофе. У меня в карточке был прописан постельный режим: два часа после принятия таблетки. Пришла гинеколог и сказала: «Нет, я такого не говорила, все у нее прекрасно, пускай собирается и едет домой». Медсестры ответили: «Нельзя, кровотечение может открыться». — «У таких, как она, ничего не откроется». С ней никто не стал спорить. Я слышала это, находясь за ширмой.

      Я собралась и поехала домой на общественном транспорте, стоя. У меня начало крутить живот, и когда я доехала до дома, открылось кровотечение. Я должна была еще к этому гинекологу прийти на контрольное УЗИ, но она мне отказала: «Никакое УЗИ тебе не нужно, все и так нормально».

      После аборта меня снова избил муж: кричал, зачем я это сделала. Я собралась с силами и подала на развод.

      Спустя несколько лет мы отмечали четырехлетие дочки, и бывший муж пришел ее поздравить: весь такой любезный и красивый. У нас с ним был секс, причем у меня были месячные. И снова та же песня — задержка. Я не знала, что так бывает. Позвонила ему, он сказал: «Не знаю, где ты шлялась». Ну я решила, что не стану ничего доказывать.

      Тест на беременность показывал одну полоску, но у меня цикл как часы, значит, если задержка, то что‑то не так. Пошла в женскую консультацию и снова попала к тому же врачу. Она меня осмотрела и сказала: «Нет ничего, это сбой. Через неделю сделайте тест еще раз и приходите». Сделала тест, и там было уже две полоски. Пришла снова, гинеколог даже не стала меня осматривать: «Ну значит беременна». И снова начала заполнять бумаги, чуть ли не направление в роддом. Я не стала распыляться, просто встала и ушла.

      Пошла в платную клинику, где была в прошлый раз, только в другой филиал. Сделала анализы и УЗИ. Меня записали на вакуумный аборт, потому что медикаментозный уже не подходил по срокам. Перед операцией гинеколог заполняла бумажки и так недовольно сказала: «Что это вы второй аборт уже делаете?» Я ответила: «Ну люди и по десять делают, что мне теперь». — «Это плохо для здоровья». Хотя с родами аборт в этом смысле не сравнится. Я уже была поматерее и смогла дать ей отпор — попросила не лезть не в свое дело. Вакуумный аборт прошел быстро, без осложнений.

      Когда я делала аборты, еще не было такой агитации за рождаемость. А сейчас из каждого утюга. Все на тебя нападают, а попросишь помощи, талдычат: «Рожай, ты выберешься, деньги упадут с неба». Говорят про всякие зайки-лужайки.

      Спустя четыре года у меня появился еще один ребенок от нынешнего мужа. Он был запланированным, мы готовились полгода, сдавали анализы, очень его хотели и ждали. Но больше детей я не планирую — никогда и ни за какие деньги. Надеюсь, до беременности не дойдет, но, если что, я бы сделала аборт еще раз. И муж у меня все понимает, он много помогает: видит, что такое ребенок и что он состоит не только из улыбок, но еще и орет, плачет, живот у него болит и зубы режутся. А после 35 лет я вообще собираюсь перевязать маточные трубы.

      Если девочка не уверена [в том, что хочет рожать], знает, что не потянет, она должна понимать, что никаких заек-лужаек не будет, будут только суровые будни, где придется таскать ребенка на себе. Пускай она не ломает себе жизнь, думает головой. Это только ее жизнь, пусть она распоряжается ей так, как хочет.

      Я приехала летом в родной город, чтобы поработать журналисткой на одном из предприятий. Из‑за тяжелого графика я почти не спала и не ела, чувствовала себя одиноко. Это был плохой период, и я старалась как‑то развеяться: много тусовалась, начала выпивать. И вот на очередной вечеринке все случилось. Забеременела в 19 лет.

      Я сразу поняла, что беременна. Наступило какое‑то умиротворение, кожа стала суперчистой, хотя обычно я покрываюсь прыщами каждый [менструальный] цикл. Постоянно подташнивало на работе: я ходила по горячим цехам, брала интервью, и у меня кружилась голова. Страха и ужаса не было. Мне, наоборот, стало любопытно, как теперь из этого всего выпутаться.

      Сама я не планирую иметь детей, хотя очень их люблю. [К моменту, когда наступила беременность] я довольно много знала про аборты и была в курсе, что медикаментозное прерывание беременности входит в полис ОМС, то есть его можно сделать бесплатно. Негативных последствий я не боялась, хотя читала на форумах о всякой жести со здоровьем после аборта. Но рассудила: если у девушки плохо закончился аборт, она пойдет в интернет и про это напишет, а тысячам девушек, у которых процедура прошла гладко, нет смысла ничего писать. Я знала, что у меня все будет супер, чувствовала это.

      Когда я пришла в женскую консультацию, гинекологиня и ее помощница сразу спросили про возраст. Я ожидала какого‑то осуждения, но доктор, наоборот, обрадовалась: «О, замечательно, ты уже взрослая, пора!». Она, наверное, думала, что я встану на учет, а я сказала, что буду делать аборт. Тогда помощница врача начала мне рассказывать про плюсы быть молодой мамой: «Представляешь, я сама в 19 родила, и мы теперь с дочкой вместе ходим в клубы!» Я ответила: «Я буду рожать ребенка, который, вообще-то, на всю жизнь, чтобы потом с ним в клубы ходить?!»

      На приеме я вела себя довольно грубо — скорее чтобы защититься. Но это не работало, никто всерьез меня не воспринимал. Было очень унизительно, что со мной разговаривают как с ребенком, притом что я сразу сказала, что на аборт. Какие еще могут быть разговоры? Ведь не спрашивала чьего-то мнения. Врач стала рассказывать ненужные подробности про несчастных клиенток, которые такие же молодые сделали аборт, а теперь жалеют, потому что не могут родить детей. Звучали аргументы, что я уже работаю (ага, за какие‑то копейки!), что семья поможет. Гинекологини пытались убедить меня в том, что я рожу ребенка и буду счастлива.

      Как будто то, что я не планировала беременность, недостаточно для моего решения и мне нужна причина для аборта. А по-моему, нужна куча причин, чтобы заводить ребенка. Мне приходилось все время повторять: «Нет, я буду делать аборт».

      После «милого» разговора они начали делать УЗИ. Гинекологиня сказала, что ничего толком не видно и предложила подождать неделю, но даже самый дешевый тест на беременность показывал две полоски. Подозреваю, что они хотели оттянуть момент, надеялись, что передумаю. Однако я настояла на анализах, и мне выписали направление. Я сдала анализы уже на следующий день, а через несколько дней попала на повторный прием к этому же врачу. Она подтвердила беременность, сделала повторное УЗИ и направила меня к психологу (в российских женских консультациях предусмотрено обязательное доабортное консультирование у психолога. — Прим. ред.).

      Я очень готовилась к приему у психолога, прямо репетировала у зеркала, как буду с ней разговаривать, была на взводе. Даже успокоительное, по-моему, выпила. Приехала, зашла в кабинет и увидела там молодую девушку. Я села и стала молча смотреть на нее. Она спокойно достала какую‑то бумажку и начала задавать стандартные вопросы по анкете. «О последствиях знаешь?» — «Знаю». — «Отец ребенка знает?» — «Нет». — «Почему?» — «Мы не общаемся». — «Ладно, поняла».

      Психолог проставила в анкете плюсики, улыбнулась и пожелала безопасного аборта. Она отдала справку, и мы мирно попрощались. У меня наступила эйфория, я буквально нашла «лучик света в темном царстве».

      После приема я снова пошла в женскую консультацию, показала справку, и гинекологини перестали меня переубеждать. Если сначала они пытались выстроить доверительное общение, поговорить о том, как я живу, то потом, когда они поняли, что все бессмысленно, наконец-то начали делать свою работу и отстали от меня. Мне выписали направление на медикаментозный аборт, который я сделала через две недели.

      У меня это вызвало дикую злобу: я так и видела изнасилованную девчонку, которая смотрит на это все и думает, как она будет жить дальше, если оставит нежеланного ребенка.

      Я боялась каких‑то нравоучений от врача, но их не было, все прошло достаточно спокойно. Одну таблетку я приняла прямо при враче, еще две мне выдали на дом. Их я приняла утром, семья ничего не заподозрила: родные подумали, что у меня просто болит живот.

      За всю эту историю я плакала единственный раз — весь обеденный перерыв на работе. У меня повышенная эмпатия, и даже когда со мной происходит что‑то плохое, я представляю на своем месте более слабого человека. Я подумала о моей ровеснице, которая меньше разбирается в теме и на которую оказывают давление родители и врачи, пугают ее тем, что она больше не сможет родить. Мне стало грустно и больно до слез.

      Я не могу пройти мимо обсуждений абортов. Мне скучно спорить с людьми, у которых есть установка, что аборт — это грех. Но есть такие, которые считают себя прогрессивными и рассуждают в духе: «Нужно предохраняться, чтобы не делать абортов». Конечно, предохранение — это суперважно, но в первую очередь чтобы не распространить ЗППП. Аборт — это не самое страшное, что может произойти, если не пользоваться презервативами.

      Когда ты выбираешь прервать беременность — делаешь выбор только за себя. Когда ты выбираешь рожать — делаешь выбор и за другого человека, существовать ли ему и в каких условиях жить. Никто не может гарантировать счастья своему ребенку. Создавать нового человека, допуская, что с ним может случиться что‑то плохое — на мой взгляд, жестоко. В нашей стране отношение к детям потребительское. Если хочется подарить кому‑то жизнь, заберите ребенка из детского дома. Он реален и нуждается в вас.

      Я родилась в маленьком городке Заволжье, в 16 лет уехала в Нижний Новогород учиться в университете. Когда мне исполнилось 18, я пошла в клуб, и в туалете меня изнасиловали. После изнасилования у меня все болело, я долго плакала. Обычно я звоню маме каждое утро, когда еду на учебу, но тогда этого не сделала. Мать позвонила мне сама, спросила, что случилось, и я ответила, что у меня болит живот — отравилась, наверное. Еще полгода я садилась в самом конце маршрутки, так как боялась людей, а если рядом оказывался хоть маленький мальчик, хоть подросток, я отходила в сторону. Почти не ходила в магазины, боялась мужчин. Я никому не рассказывала об изнасиловании. Пыталась жить так, будто ничего не произошло.

      Спустя полтора месяца у меня начался токсикоз — тошнило целыми днями. Я сделала тест на беременность — там было две полоски. Купила еще три штуки, они все показали положительный результат. Я рассказала своей подруге, что, возможно, беременна. Подруга говорит: «Оставляй, это же так здорово!» Сначала я действительно хотела оставить ребенка, так как отовсюду слышала, что аборт — это грех, надо рожать и воспитывать ребенка, раз он уже есть. Когда я рассказала матери про беременность и про то, что, наверное, его оставлю, моя мама, прекрасная мудрая женщина, ответила: «Ты сама ребенок. У тебя ни квартиры, ни денег, что ты после родов будешь делать?»

      Мама отвела меня в центр планирования семьи, там мне сделали УЗИ и подтвердили беременность. И тогда начался цирк. Меня попросили выйти из кабинета, чтобы поговорить с матерью. Потом попросили выйти маму и спрашивали меня, в каком возрасте я лишилась девственности. Я сказала, что первый секс у меня был около года назад, на что врач начала говорить мне, какая я непутевая — шляюсь непонятно где и с кем. Мне кажется, у нее была установка в голове: «Если забеременела, а отца нет, значит, нагуляла». Потом маму позвали обратно, и врач ей сказала: «Такой молодой девке нечего делать аборт, потому что если хватило мозгов трахаться, то хватит мозгов и воспитать». Это дословная цитата. Мама сказала, что мы делаем аборт, а гинеколог ответила: «Детей у нее больше не будет, вы будете потом всю жизнь жалеть. Ребенок уже есть и никуда от него не деться». Мама стояла на своем и попросила записать меня на платный аборт, лишь бы мне не было больно.

      Дело в том, что в Заволжье практикуется такая чудесная вещь: девочкам делают аборт вообще без анестезии, режут на живую, и нам предложили такой же вариант. На что мама ответила: «Нет, вы что, это же дети, так нельзя». Врач сказала: «Пусть хотя бы думает, прежде чем перед каждым ноги раздвигать. Зато ей будет больно, она все запомнит и больше так делать не будет». Мать попросила адрес платного врача, который сделает мне анестезию. Врач не дала номер и заявила: «Если вы хотите поощрять ее в таком поведении, чтобы ваша дочь стала проституткой, то сами ведите ее к платным врачам».

      Мне было очень обидно, я еле сдерживала слезы, но не решилась сказать гинекологу про изнасилование, так как не хотела, чтобы мама знала об этом. Боялась, что ей будет больно. Мы распрощались с этим гинекологом, а я сказала маме, что сама найду платного врача, который примет меня в Нижнем Новгороде.

      Мама дала мне немного денег — все, что на тот момент у нее было. Я нашла частную клинику, где меня осмотрели и сказали, что срок уже большой, и если протянуть еще две недели, аборт будет нельзя делать по закону РФ. Врач в частной клинике уже не отговаривал меня, только спрашивал, понимаю ли, на что иду, почему не хочу ребенка, есть ли у него отец. Рассказал, что могут быть проблемы со здоровьем и потом мне потребуется реабилитация. Этому врачу я рассказала про изнасилование. Он успокаивал меня, говорил, что у меня пока нет ни возможности, ни места, ни денег растить ребенка. Мне предложили сделать аборт прямо в тот же день. Думаю, если бы врач предложил через день-два, я бы себя накрутила, и мне было бы страшно. Врач сказал: «Не переживай, ты останешься у нас на ночь, мы за тобой последим, накормим, все будет хорошо. Но сделать это нужно сейчас, пока ты не оцениваешь все риски, а то потом родишь и очень можешь пожалеть». И я согласилась.

      Мне сделали хирургический аборт под общим наркозом, проснулась я уже в палате. Я не осталась на ночь и вызвала такси. Приехала домой, легла на кровать, свернулась калачиком и начала реветь. Причем до конца не понимала, почему плачу. Мне позвонил друг, который знал про изнасилование и аборт, предложил приехать к нему. Он меня укутал, покормил, и я легла спать.

      То, что со мной случилось, — не моя вина. В осознании этого мне очень помогла программа для девушек, переживших насилие.

      Я была волонтером-психологом по телефону Российской ЛГБТ-сети. От сети мне и пришло письмо, что есть такая организация из Нью-Йорка, Girl-Talk-Girl, и директор организации, Кристен, приедет в Питер, чтобы набрать группу девушек, переживших насилие, где они расскажут свою историю и смогут отпустить ее. Я боялась туда идти, но после того, как мне сказали, что меня не будут осуждать, а помогут справиться со случившимся, согласилась.

      Там я впервые после врача и своего друга рассказала историю про изнасилование и аборт другим людям. Позже в Girl-Talk-Girl мне дали номер психолога, к которому можно обратиться. Когда я все рассказала, то прямо почувствовала, как камень с души упал, меня наконец отпустило. И в 2014 году, спустя шесть лет после аборта, я рассказала маме про изнасилование. Она поддержала и успокоила меня, но больше мы на эту тему никогда не говорили.

      Сейчас я замужем за тем другом, который всегда был рядом, у нас все хорошо. Детей нет, потому что после всего случившегося врачи говорят, что у меня может не получиться забеременеть. Сейчас я прохожу лечение. Меня во всем поддерживает любимый муж.

      источник