Меню Рубрики

Мы против медицинского аборта

Аборт не является чем-то новым в человеческом обществе. Исследования американского антрополога Джорджа Деверо показали, что женщины прибегали к абортам еще более тысячи лет назад. Однако сегодня аборт является одной из самых трудных, спорных и болезненных проблем в современном обществе. В этой статье мы не будем спорить, и высказывать собственного мнения. Мы рассмотрим аборт с обеих сторон – приведем 10 аргументов в пользу абортов и 10 аргументов против. В общей сложности 20 заявлений, которые отражают полярные точки зрения.

10 Аргументов против абортов.

Поскольку жизнь начинается в момент зачатия, то аборт является убийством, и не ссылайтесь на то, что погода в запорожье испортилась.

Аборт является прямым нарушением общепринятых идей святости человеческой жизни.Ни одно цивилизованное общество не позволяет причинить вред или лишить жизни другого человека без наказания, и аборт не является исключением.

Усыновление является альтернативой аборту и достигает того же результата.

Аборт может привести к осложнениям в более позднем возрасте. В случае изнасилования надлежащие медицинские препараты могут гарантировать, что женщина не забеременеет.

Аборт наказывает нерожденного ребенка, который не совершил никакого преступления. Вместо этого, он сам оказывается на месте преступника.

Аборт не является одним из методов контрацепции.

Аборт является самой ужасной формой жестокого обращения с детьми.

Среди тех, кто делает аборты, очень большой процент несовершеннолетних или молодых женщин с недостаточным жизненным опытом, чтобы понять, что они делают. Многие из них, впоследствии, пожизненно об этом сожалеют.

Аборт часто вызывает сильную психологическую боль и стресс.

Аборт нарушает клятву Гиппократа.

Практически все аборты происходят в первом триместре, когда плод не может существовать независимо от матери и, поэтому не может рассматриваться как отдельное юридическое лицо.

Концепция личности отличается от концепции человеческой жизни.

Жизнь человека происходит в момент зачатия, но оплодотворенные яйцеклетки используют и для искусственного оплодотворения. Те клетки, которые не были имплантированы, обычно выбрасываются. Является ли это убийством? Если нет, то почему им является аборт?

Аборт является безопасной медицинской процедурой. При медицинском аборте риск серьезных осложнений составляет менее 0,5%.

Дети с серьезными физическими отклонениями могут иметь очень низкое качество жизни, что, в свою очередь, является травмой для родителей. Аборт является более гуманным шагом, чем дать такому ребенку жизнь.

Изнасилованные женщины имеют абсолютное право сделать аборт. Они не выбирали беременность и не принимали решения иметь ребенка.

Каждый ребенок имеет право на надлежащую любовь и заботу. Если это невозможно, аборт является более гуманным выходом.Сегодня уже итак слишком много нежеланных детей в перенаселенном мире. Зачем добавлять еще?

Беременность может являться серьезным риском для жизни матери.

Несовершеннолетние или очень молодые женщины, которые становятся матерями, имеют мрачные перспективы на будущее.

Женщина имеет право выбирать, как ей распоряжаться своим телом.

В любом случае, сколько бы ни обсуждалась проблема абортов, решение принимает только женщина. Мы лишь надеемся, что взгляд на аргументы обеих сторон поможет вам в принятии правильного решения.

Не забудьте включить нас в список источников, которые будут вам попадаться время от времени:

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте , Фейсбуке , Одноклассниках , Google+ . Мы рады новым друзьям

Пройдите также наши тесты:

И множество других тестов — выбирайте и проверяйтесь!

источник

Аргументы против абортов высказывают врачи, общественные деятели, простые обыватели. Несмотря на это, искусственное прерывание беременности практикуется в России крайне широко. Ежегодно регистрируется более миллиона процедур. Наше законодательство отличается либеральностью взглядов на аборты. Весь первый триместр даже только по желанию женщины может быть проведено искусственное прерывание.

Аргументы против абортов можно разделить на три большие группы: медицинские, социальные и этические. Медицинские соображения имеют широкую доказательную базу. Известно, что аборт может закончиться тяжелыми осложнениями для женщины и даже ее гибелью. Социальные аргументы подчеркивают, что искусственное прерывание беременности является огромным злом для нашего общества. Демографические проблемы России иногда напрямую связывают с абортами. Что касается этических аргументов, то в их основе лежит равенство аборта убийству человека. Действительно, большинство религий отрицают искусственное прерывание беременности. Даже с точки зрения атеистической морали аборт резко осуждается.

Против аборта как явления высказываются граждане любого возраста, национальности, социального положения. Однако большинство предлагает проводить профилактику абортов, а не запрещать их.

Опасен ли аборт для жизни женщины? Искусственное прерывание беременности в медицинской клинике очень редко заканчивается смертью женщины. Врачи обычно успевают оказать помощь даже в случае развития тяжелейших осложнений. Хуже статистика по абортам в домашних условиях. Такое прерывание проходит в антисанитарных условиях и без наблюдения медицинского персонала. Ежегодно в нашей стране погибают десятки женщин, решившихся на криминальный аборт.

Вероятность смерти – сильный аргумент против абортов. Но как показывает практика, большинство женщин не верит в возможность такого исхода. Что может стать причиной гибели женщины? Чаще всего тяжелое кровотечение, аллергический шок, инфекционные осложнения приводят к таким последствиям. Жизнь женщины в опасности при любом виде прерывания беременности.

Любой аборт опасен для здоровья женщины. Осложнения могут возникнуть уже во время самой процедуры. Другие последствия иногда обнаруживаются спустя длительное время.

Против аборта настраивают возможные последствия для репродуктивного здоровья. Аборт провоцирует бесплодие и выкидыши в дальнейшем, нарушает менструальный цикл, вызывает гинекологические заболевания. Выскабливание может приводить к бесплодию в 10% случаев. Медикаментозный и мини-аборт имеют более хорошие показатели, но и они угрожают способности рожать здоровых детей в будущем.

Против абортов у подростков и нерожавших говорит печальная статистика. Именно эти группы женщин чаще всего сначала решают избавиться от незапланированной беременности, а вскоре долго лечатся от бесплодия.

Опасен ли аборт для репродуктивного здоровья взрослой женщины? Да, даже в этом случае риск высок. Особенно стоит избегать повторных прерываний беременности, частых абортов и вмешательств на фоне гинекологических заболеваний.

С точки зрения демографической ситуации в нашей стране аборт – огромное зло. Население уменьшается год за годом. Конечно, если бы все незапланированные беременности заканчивались рождением здоровых детей, это бы благоприятно отразилось на статистике. Против абортов с этой точки зрения говорит и возможность бесплодия у женщины в дальнейшем. Желанная беременность может стать невозможной, а значит и рост населения страны находится под большим вопросом.

Исторический опыт нашей страны показал, что запрет абортов неоднозначно сказывается на статистических показателях. Да, некоторый рост рождаемости наблюдался в годы запретов. Но одновременно резко возрастало количество криминальных абортов, которые особенно губительно сказываются на здоровье женщин. Против абортов с точки зрения демографии надо бороться максимально мягко. В первую очередь, внимание необходимо уделить планированию семьи, внедрению контрацепции, материальной поддержке материнства и детства. Только эти меры могут принести желаемые результаты. Законодательные акты против абортов, скорее всего, просто переведут их на нелегальное положение.

Религиозная и атеистическая мораль в целом однозначно осуждают искусственное прерывание беременности. Против абортов выдвигаются сильные аргументы. Во-первых, даже еще не родившегося ребенка наделяют всеми правами свободной личности. Во-вторых, аборт рассматривают как шаги против воли высших сил. В то же время особенно осуждаются аборты среди молодежи. Незапланированная беременность у незамужней девушки в целом вызывает негативные отклики. Даже юная мать без штампа в паспорте вызывает мало симпатий. Таким образом, мораль общества не только против абортов, но и против интимной жизни вне брака вообще. Отчасти именно опасаясь осуждения, женщины скрывают беременность и идут на прерывание. Женщины, которые имеют детей и в зрелом возрасте делают аборты, вызывают меньше отрицательных оценок в обществе.

Аргументов против абортов много. В России женщине предоставлено законное право самой выбирать материнство или аборт. На данном этапе развития нашего общества такая ситуация остается вполне оправданной.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

источник

Сегодня мы хотели бы обсудить одну из самых сложных медицинских проблем. До сих пор идут дискуссии, что такое аборт. «За» и «против» можно рассматривать до бесконечности — все равно мнения будут разными. Да и как прийти к единому заключению, когда решается столь сложный моральный и этический вопрос? Ведь под таким нейтральным словом скрывается убийство не рожденного еще человека. Причем принять решение, оставить жить или убить, приходится его матери.

Затем к вопросу подключается доктор, который должен не только дать свое разрешение, но и в прямом смысле выступить исполнителем приговора. Запретить или разрешить аборт? «За» и «против» этой процедуры обсуждаются постоянно, причем в каждом сообществе доводы будут разные. Сегодня мы хотим попробовать подвести некоторую черту в этих разрозненных высказываниях.

Как бы далеко не шагнула медицина, все равно вмешательство в естественные процессы жизни и смерти всегда неприятно задевает струнки в душе. И несмотря на изменение методов, все равно искусственное прерывание беременности большая часть населения планеты называют убийством. Это еще если не брать во внимание каноны церкви, по которым такое действие является вмешательством в дела Бога, а, следовательно, оно совершенно недопустимо.

Каким способом можно выполнить аборт? «За» и «против» мы еще рассмотрим в нашей статье, но хотелось бы немного остановиться на этом вопросе. Меняется ли его суть от выбранного врачами метода? Видимо, нет. Ведь результат остается одинаковым. Человек, который мог прожить свою жизнь, так и не появился на свет. Итак, варианты прерывания беременности:

  • Медикаментозный аборт. Выполняется на ранних сроках при помощи приема специальных препаратов, провоцирующих выкидыш. Вообще, говоря про аборт, за и против него, нужно отметить, что именно этот способ вызывает наименьшее социальное волнение. Женщина на сроке 2-3 недели принимает лекарственное средство, и едва начинающая формироваться беременность прерывается. Это морально легче и для самой будущей мамы. Если построить аналогию, то получается, что прием гормональных контрацептивов, которые мешают оплодотворению яйцеклетки, — тоже сродни такому аборту. Хотя против них обычно никто ничего не имеет.
  • Вакуумный аборт. Обычно выполняется на сроке от 5 до 8 недель. В этом случае эмбрион высасывается из матки с помощью специального приспособления. И снова возникает вопрос: лучше или хуже такой аборт? «За» и «против» можно снова выдвигать до бесконечности. А если женщина точно знает, что не сможет вырастить малыша? Тогда какой из этих способов лучше? И снова вопрос без ответа.
  • Хирургический аборт. Совершается до 22 недель. Если вы видели жутковатые картинки, на который врачи достают из тела женщины расчлененного малыша, то наверняка скажете, что петиция против абортов должна быть подписана каждым человеком на земле.

Тогда значит, что все остальные формы прерывания беременности практиковать можно? А как быть с теми случаями, когда женщина, родившая ребенка, выбрасывает его на улицу? Или все-таки в этом случае более гуманным будет убийство в утробе, чем покинутый на произвол младенец? И снова много разных взглядов, каждый из которых имеет право на существование.

Здесь можно сказать следующее: петиция против абортов не разделяет ответственность женщины и врача в зависимости от того, каким способом эта операция была выполнена. Однако морально легче и будущей матери, и медику решится на подобный акт на раннем сроке. Оправдывают это обычно тем, что плод – это не ребенок, а некий сгусток клеток, из которого мог бы потом развиться малыш.

Но вдумайтесь в простые цифры. Через 3-5 дней после зачатия у эмбриона начинает формироваться дыхательная, нервная и кровеносная системы. А уже через 18 дней крошечное сердечко совершит свои первые удары. В 42 дня у него уже есть все органы чувств. Врачи, которые снимали крохотными камерами, как происходит аборт, знают, что эмбрион старательно избегает скальпеля врача. Если операция проводится на более поздних этапах, то, словно в ужасе, малыш закрывает лицо руками. Готовы ли вы на такой шаг? Жизнь поменяется, даст вам другие варианты, и ваш подрастающий ребенок, возможно, станет для семьи настоящей надеждой и опорой.

Но на самом деле разница между перечисленными операциями есть. Крохотный эмбрион на раннем сроке отсекают от пуповины, и он погибает, лишенный питательных веществ. Крупный плод, который уже полностью сформирован, может хлопать в ладоши и слушать мамин голос, сосать пальчик, спать и играть со своими ручками, разрывают на куски. Его часть за частью удаляют из организма матери. Такие процедуры на поздних сроках должны быть запрещены. Только сам врач, по медицинским показаниям, может их назначать.

Голосование против абортов проводится по всему миру с завидной регулярностью. При этом большинство людей выступает против выполнения процедуры. Но всегда, подводя итоги, отмечают: как исключительную меру, возможность прерывания беременности нужно оставить. Что это значит? Что в некоторых случаях жизненные обстоятельства складываются таким образом, что другого решения у женщины может и не быть.

Загляните в анналы истории — уже не единожды были периоды запретов на аборты. В результате вырастала смертность женщин из-за криминальных прерываний беременности и попыток «избавиться от проблемы» при помощи народных средств, зачастую токсичных или сильнодействующих. Итак, издавна выступает наше общество против абортов. Но все же остается небольшая лазейка, которая называется социальными показаниями. Что в них включено? В данный перечень входят следующие социальные показания:

  1. Смерть мужа во время беременности жены.
  2. Заключение женщины или ее супруга в места лишения свободы.
  3. Лишения прав материнства на предыдущих детей.
  4. Многодетность и низкий уровень жизни. Например, доход на каждого члена семьи — меньше прожиточного минимума.
  5. Развод во время беременности.
  6. Изнасилование.
  7. Отсутствие постоянного дохода у женщины и ее мужа.
  8. Отсутствие собственного жилья.

Конечно, врач не будет требовать у вас справки и официальное подтверждение любого из указанных пунктов. Поэтому даже вполне состоятельная женщина может сослаться на тяжелое материальное положение. Но не учитывать перечисленные пункты тоже нельзя, потому как ситуации в жизни могут быть самыми различными.

Еще один момент, который нужно отметить. На сегодняшний день движение против абортов добилось одного важного решения. Все государственные клиники выполняют эту процедуру только по показаниям и исключительно до 12 недель. Потом может случиться все что угодно, — в операции откажут. Единственное исключение – спасение женщины путем экстренного вызывания родов. Тут уже вопрос жизни и смерти младенца рассматривается во вторую очередь. В случае тяжелого заболевания беременной или патологии плода, ярко проявляющейся при обследовании, аборт возможен на любом сроке. Говоря о том, что мир против абортов, многие забывают, что порой эта операция может спасти женщине жизнь или лишить ее необходимости до конца дней ухаживать за инвалидом.

Но есть и обратная сторона медали. Если срок составляет больше 12 недель или девушка является несовершеннолетней, ни один акушер-гинеколог в государственной клинике не возьмется делать аборт, основываясь только на ее желании. Должна быть веская причина. Поэтому женщины обращаются в частные клиники. Здесь можно сделать все, заплатив за это определенную сумму. Поэтому закон против абортов пока ограничивает деятельность именно государственных организаций, приравнивая такую операцию к криминальной. Давайте еще раз вспомним, что в нем говорится: «Каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. По желанию женщины прерывание беременности может производиться на сроке до 12 недель, по социальным показаниям — до 22, а по медицинским – независимо от срока».

Если вы стоите перед выбором, то разделите ответственность пополам. Посоветуйтесь с супругом. Если муж против аборта, то позвольте ему взять на себя ответственность по содержанию вас и будущего крохи. Это намного лучше, чем потом годами оплакивать оборвавшуюся жизнь. И только если вы оба пришли к выводу, что не можете позволить себе пополнение семейства, ищите врача.

Читайте также:  Внутренне кровотечение при медикаментозном аборте

Их очень много. Яркие лозунги можно периодически видеть в прессе. «Россия против абортов» — гласят они. А как насчет социальных гарантий? Если женщина будет уверена, что с рождением малыша за ней оставят рабочее место, предоставят декретные выплаты, дадут место в саду, помогут с жильем, то, скорее всего, она не пойдет делать аборт. Ведь в большинстве случаев это шаг от отчаянья. Поэтому, прежде чем собирать подписи против абортов, стоит спросить женщин: почему они не хотят оставить своего малыша? А, может, хотят, но не могут?

Самым главным доводом тех, кто отстаивает свое право на планирование семьи, является то, что зародыш принимает человеческий облик только на третьем месяце. Поэтому совершая аборт, женщина избавляет себя лишь от клетки, которая начала делится и формироваться. Конечно, споров вокруг этого факта очень много. Религиозные общины никогда не согласятся с этой точкой зрения, говоря о том, что это новая жизнь, которая не может быть уничтоженной. Кроме того, есть и другие аргументы, которые отстаивают право девушки на аборт:

  • Возможность выбора каждой женщины. Как бы то ни было, но вынашивать, рожать и кормить грудью придется именно ей. А если воспоминания об отце ребенка слишком болезненные (издевательства, побои, изнасилование), а малыш будет постоянным напоминанием? Сможет ли мать принять и любить его? А ведь жизнь без материнской любви – это тоже медленное убийство, хоть и не такое очевидное.
  • Проблема детских домов. На сегодняшний день в России около 700 000 малышей-сирот. Какая жизнь их ждет? Согласно статистике, около 90% из этих детей находится в зоне риска. Они становятся проститутками, наркоманами, преступниками. В этом плане аборт на раннем сроке беременности выглядит благом.

Есть у этого вопроса и еще одна сторона, которую мы уже немного затронули. Петиция против запрета абортов прямо говорит: если женщина решила избавиться от своего ребенка, она найдет способ это сделать. Пусть лучше процедуру проведет опытный врач в стерильной хирургии, чем криворукая бабушка в грязном подвале. По крайней мере, риск развития осложнений в этом случае намного меньше.

Медики не устают повторять – это крайняя мера. Поэтому нельзя так бездумно ею пользоваться. В наши дни количество прерываний беременности просто колоссальное: на каждую 1000 новорожденных приходится 500 абортов. Российская статистика еще более беспощадна. Уже 60% всех беременностей заканчивается на столе хирурга. Несмотря на все достижения медицины, ежегодно умирает около 70 000 женщин из-за осложнений после аборта. Каждая пятая больше никогда не сможет иметь детей. Согласитесь, очень страшные цифры, а ведь это только официальные данные. Странно, что так происходит в нашей стране, учитывая обилие и доступность средств контрацепции.

Второй момент не так цепляет за душу, но тоже имеет право на жизнь. На сегодняшний день около 15% всех средств, которые выделяются из бюджета в медицину, уходят на аборты. Почему бы их не потратить на созидание? Тем более, что в мире так много людей, которым очень нужна помощью.

И наконец, морально нравственный аспект. Жизнь бесценна. И мы не имеет право одной рукой давать ее, а другой отнимать. Конечно, нельзя забывать и о самой женщине. Если беременность погубит ее жизнь и сделает невыносимым существование будущего малыша, то, возможно, действительно лучше сделать аборт. Зачем миру два несчастных существа? Но давайте более ответственно подходить к вопросам планирования семьи. Это не так сложно. Нужно только регулярно посещать районного гинеколога, который подберет оптимальное средство контрацепции.

Вопрос, рассматриваемый в статье, является очень сложным, многоплановым и практически нерешаемым в контексте общества в целом. Его нужно рассматривать для каждой конкретной семьи и женщины в частности. Однако если есть возможность избежать аборта, то постарайтесь ею воспользоваться. Воспитание ребенка пока не входит в ваши планы? Тогда перед бурной ночью не забудьте запастись контрацептивами. Такое простое решение может избавить вас от трудного выбора, а организм — от подобного вмешательства.

Очень важна пропаганда сексуальных отношений и среди подрастающего поколения. Простой интерес может привести к ряду проблем, в списке которых венерические заболевания, беременность, и, как следствие, — суицид. В любом случае предупредить проблему всегда легче, чем мужественно ее преодолевать.

Сегодня мы рассмотрели основные аргументы, которые говорят «за» и «против» абортов. Дальше выбор за вами. Нельзя принять решение за каждую из вас, предвидеть все обстоятельства, которые сложились сегодня. Одно бесспорно понятно — новая жизнь бесценна, за нее стоит побороться. Возможно, в лице этого ребенка именно сейчас Бог послал вам ангела-хранителя.

источник

В 2018 году около 35% россиян не одобряли искусственное прерывание беременности, а уменьшение количества абортов входит в Концепцию демографической политики РФ до 2025 года. «Афиша Daily» записала истории трех женщин, которых врачи настойчиво уговаривали сохранить беременность, и спросила у юриста, что делать в такой ситуации.

Когда я родила первую дочь, мне было восемнадцать лет. Несмотря на такой юный возраст, мы с мужем (уже бывшим) хотели ребенка, я забеременела осознанно.

Где‑то через полтора года после рождения дочки у меня случилась задержка. Мы предохранялись прерыванием полового акта, и все было нормально, но не в этот раз. Я сразу решила, что буду делать аборт.

Я тогда только вышла на работу, посидеть с дочкой оставалась бабушка. Я начала чувствовать себя человеком, потому что стала сама зарабатывать деньги, мне не надо было ни у кого просить и унижаться. Зная, что разница между детьми будет такая маленькая, а муж постоянно распускает руки, я решила не рожать. Зачем мне этот ребенок? Чтобы я ассоциировала его с его отцом?

Мама не знала, что меня бил муж — он же бил не по лицу, а так, чтобы синяки оставались только на теле. Я никому ничего не рассказывала — терпела, ждала, что исправится, изменится. Дура малолетняя, надо было бежать сразу. Я вызывала полицию, его забирали на два часа, потом он приходил еще более злой и избивал гораздо сильнее.

Я пошла к гинекологу в бесплатную женскую консультацию. Сказала врачу: «У меня задержка столько‑то дней, делала тест, две полоски». Она ответила: «Залезайте в кресло». Гинеколог подтвердила беременность и начала заполнять какие‑то бумажки, даже ничего не спрашивая. Когда она стала записывать меня на УЗИ, я сказала: «Стоп-стоп-стоп, я собираюсь прерывать беременность». Она удивилась: «В смысле прерывать?» — «Ну в прямом, это мое право». Врач начала отговаривать: «Вы еще молодая, зачем вам это надо». Я даже не стала ее дослушивать, просто вышла из кабинета.

Дома была мама, я ей все рассказала. Она начала меня успокаивать, говорить, что к таким врачам нужно идти с холодной головой. Мама записала меня в платную клинику, где я быстро сдала анализы. Пока я бегала с ними, меня снова избил муж, открылось кровотечение. А мне еще надо было на УЗИ, чтобы проверить, не внематочная ли беременность. И вот я с кровотечением пошла его делать, была на пятой неделе беременности.

Потом она добавила: «У тебя чувство вины останется на всю жизнь, ребенок будет сниться, ходить за тобой по пятам, ты не сможешь с этим жить». Я ответила: «Я к вам пришла и заплатила деньги, зачем вы начинаете лезть не в свое дело?» Я даже не пыталась рассказать ей о том, какая у меня жизненная ситуация, потому что врачу на самом деле не было до меня дела. Она постоянно цыкала, была нервная, со мной разговаривала как не знаю с кем. Потом она не то что бы смягчилась, просто перестала отговаривать.

После посещения врача я ревела, считала себя какой‑то не такой, не понимала, как вообще могла думать об аборте. Тогда меня очень поддержали мама и бабушка. Никто не сказал, что я убийца или прокаженная. Бабушка рассказывала, как сама прервала беременность, еще когда не делали анестезию. Вспоминала девочку, которая пришла на аборт, ей стали резать на живую, она плакала, кричала, а ей говорили: «Перед мужиками не больно ноги раздвигать, а тут больно!» Она, бедная, терпела.

В итоге этот гинеколог выписала направление на медикаментозный аборт. Сначала я выпила таблетку в кабинете, потом врач велела приехать на следующий день, выпить еще одну и какое‑то время побыть в стационаре. На следующий день я приняла препарат, пошла в палату, где медсестры — дружелюбные девочки — предложили чай, кофе. У меня в карточке был прописан постельный режим: два часа после принятия таблетки. Пришла гинеколог и сказала: «Нет, я такого не говорила, все у нее прекрасно, пускай собирается и едет домой». Медсестры ответили: «Нельзя, кровотечение может открыться». — «У таких, как она, ничего не откроется». С ней никто не стал спорить. Я слышала это, находясь за ширмой.

Я собралась и поехала домой на общественном транспорте, стоя. У меня начало крутить живот, и когда я доехала до дома, открылось кровотечение. Я должна была еще к этому гинекологу прийти на контрольное УЗИ, но она мне отказала: «Никакое УЗИ тебе не нужно, все и так нормально».

После аборта меня снова избил муж: кричал, зачем я это сделала. Я собралась с силами и подала на развод.

Спустя несколько лет мы отмечали четырехлетие дочки, и бывший муж пришел ее поздравить: весь такой любезный и красивый. У нас с ним был секс, причем у меня были месячные. И снова та же песня — задержка. Я не знала, что так бывает. Позвонила ему, он сказал: «Не знаю, где ты шлялась». Ну я решила, что не стану ничего доказывать.

Тест на беременность показывал одну полоску, но у меня цикл как часы, значит, если задержка, то что‑то не так. Пошла в женскую консультацию и снова попала к тому же врачу. Она меня осмотрела и сказала: «Нет ничего, это сбой. Через неделю сделайте тест еще раз и приходите». Сделала тест, и там было уже две полоски. Пришла снова, гинеколог даже не стала меня осматривать: «Ну значит беременна». И снова начала заполнять бумаги, чуть ли не направление в роддом. Я не стала распыляться, просто встала и ушла.

Пошла в платную клинику, где была в прошлый раз, только в другой филиал. Сделала анализы и УЗИ. Меня записали на вакуумный аборт, потому что медикаментозный уже не подходил по срокам. Перед операцией гинеколог заполняла бумажки и так недовольно сказала: «Что это вы второй аборт уже делаете?» Я ответила: «Ну люди и по десять делают, что мне теперь». — «Это плохо для здоровья». Хотя с родами аборт в этом смысле не сравнится. Я уже была поматерее и смогла дать ей отпор — попросила не лезть не в свое дело. Вакуумный аборт прошел быстро, без осложнений.

Когда я делала аборты, еще не было такой агитации за рождаемость. А сейчас из каждого утюга. Все на тебя нападают, а попросишь помощи, талдычат: «Рожай, ты выберешься, деньги упадут с неба». Говорят про всякие зайки-лужайки.

Спустя четыре года у меня появился еще один ребенок от нынешнего мужа. Он был запланированным, мы готовились полгода, сдавали анализы, очень его хотели и ждали. Но больше детей я не планирую — никогда и ни за какие деньги. Надеюсь, до беременности не дойдет, но, если что, я бы сделала аборт еще раз. И муж у меня все понимает, он много помогает: видит, что такое ребенок и что он состоит не только из улыбок, но еще и орет, плачет, живот у него болит и зубы режутся. А после 35 лет я вообще собираюсь перевязать маточные трубы.

Если девочка не уверена [в том, что хочет рожать], знает, что не потянет, она должна понимать, что никаких заек-лужаек не будет, будут только суровые будни, где придется таскать ребенка на себе. Пускай она не ломает себе жизнь, думает головой. Это только ее жизнь, пусть она распоряжается ей так, как хочет.

Я приехала летом в родной город, чтобы поработать журналисткой на одном из предприятий. Из‑за тяжелого графика я почти не спала и не ела, чувствовала себя одиноко. Это был плохой период, и я старалась как‑то развеяться: много тусовалась, начала выпивать. И вот на очередной вечеринке все случилось. Забеременела в 19 лет.

Я сразу поняла, что беременна. Наступило какое‑то умиротворение, кожа стала суперчистой, хотя обычно я покрываюсь прыщами каждый [менструальный] цикл. Постоянно подташнивало на работе: я ходила по горячим цехам, брала интервью, и у меня кружилась голова. Страха и ужаса не было. Мне, наоборот, стало любопытно, как теперь из этого всего выпутаться.

Сама я не планирую иметь детей, хотя очень их люблю. [К моменту, когда наступила беременность] я довольно много знала про аборты и была в курсе, что медикаментозное прерывание беременности входит в полис ОМС, то есть его можно сделать бесплатно. Негативных последствий я не боялась, хотя читала на форумах о всякой жести со здоровьем после аборта. Но рассудила: если у девушки плохо закончился аборт, она пойдет в интернет и про это напишет, а тысячам девушек, у которых процедура прошла гладко, нет смысла ничего писать. Я знала, что у меня все будет супер, чувствовала это.

Когда я пришла в женскую консультацию, гинекологиня и ее помощница сразу спросили про возраст. Я ожидала какого‑то осуждения, но доктор, наоборот, обрадовалась: «О, замечательно, ты уже взрослая, пора!». Она, наверное, думала, что я встану на учет, а я сказала, что буду делать аборт. Тогда помощница врача начала мне рассказывать про плюсы быть молодой мамой: «Представляешь, я сама в 19 родила, и мы теперь с дочкой вместе ходим в клубы!» Я ответила: «Я буду рожать ребенка, который, вообще-то, на всю жизнь, чтобы потом с ним в клубы ходить?!»

На приеме я вела себя довольно грубо — скорее чтобы защититься. Но это не работало, никто всерьез меня не воспринимал. Было очень унизительно, что со мной разговаривают как с ребенком, притом что я сразу сказала, что на аборт. Какие еще могут быть разговоры? Ведь не спрашивала чьего-то мнения. Врач стала рассказывать ненужные подробности про несчастных клиенток, которые такие же молодые сделали аборт, а теперь жалеют, потому что не могут родить детей. Звучали аргументы, что я уже работаю (ага, за какие‑то копейки!), что семья поможет. Гинекологини пытались убедить меня в том, что я рожу ребенка и буду счастлива.

Как будто то, что я не планировала беременность, недостаточно для моего решения и мне нужна причина для аборта. А по-моему, нужна куча причин, чтобы заводить ребенка. Мне приходилось все время повторять: «Нет, я буду делать аборт».

Читайте также:  Сколько времени длится процедура аборта

После «милого» разговора они начали делать УЗИ. Гинекологиня сказала, что ничего толком не видно и предложила подождать неделю, но даже самый дешевый тест на беременность показывал две полоски. Подозреваю, что они хотели оттянуть момент, надеялись, что передумаю. Однако я настояла на анализах, и мне выписали направление. Я сдала анализы уже на следующий день, а через несколько дней попала на повторный прием к этому же врачу. Она подтвердила беременность, сделала повторное УЗИ и направила меня к психологу (в российских женских консультациях предусмотрено обязательное доабортное консультирование у психолога. — Прим. ред.).

Я очень готовилась к приему у психолога, прямо репетировала у зеркала, как буду с ней разговаривать, была на взводе. Даже успокоительное, по-моему, выпила. Приехала, зашла в кабинет и увидела там молодую девушку. Я села и стала молча смотреть на нее. Она спокойно достала какую‑то бумажку и начала задавать стандартные вопросы по анкете. «О последствиях знаешь?» — «Знаю». — «Отец ребенка знает?» — «Нет». — «Почему?» — «Мы не общаемся». — «Ладно, поняла».

Психолог проставила в анкете плюсики, улыбнулась и пожелала безопасного аборта. Она отдала справку, и мы мирно попрощались. У меня наступила эйфория, я буквально нашла «лучик света в темном царстве».

После приема я снова пошла в женскую консультацию, показала справку, и гинекологини перестали меня переубеждать. Если сначала они пытались выстроить доверительное общение, поговорить о том, как я живу, то потом, когда они поняли, что все бессмысленно, наконец-то начали делать свою работу и отстали от меня. Мне выписали направление на медикаментозный аборт, который я сделала через две недели.

У меня это вызвало дикую злобу: я так и видела изнасилованную девчонку, которая смотрит на это все и думает, как она будет жить дальше, если оставит нежеланного ребенка.

Я боялась каких‑то нравоучений от врача, но их не было, все прошло достаточно спокойно. Одну таблетку я приняла прямо при враче, еще две мне выдали на дом. Их я приняла утром, семья ничего не заподозрила: родные подумали, что у меня просто болит живот.

За всю эту историю я плакала единственный раз — весь обеденный перерыв на работе. У меня повышенная эмпатия, и даже когда со мной происходит что‑то плохое, я представляю на своем месте более слабого человека. Я подумала о моей ровеснице, которая меньше разбирается в теме и на которую оказывают давление родители и врачи, пугают ее тем, что она больше не сможет родить. Мне стало грустно и больно до слез.

Я не могу пройти мимо обсуждений абортов. Мне скучно спорить с людьми, у которых есть установка, что аборт — это грех. Но есть такие, которые считают себя прогрессивными и рассуждают в духе: «Нужно предохраняться, чтобы не делать абортов». Конечно, предохранение — это суперважно, но в первую очередь чтобы не распространить ЗППП. Аборт — это не самое страшное, что может произойти, если не пользоваться презервативами.

Когда ты выбираешь прервать беременность — делаешь выбор только за себя. Когда ты выбираешь рожать — делаешь выбор и за другого человека, существовать ли ему и в каких условиях жить. Никто не может гарантировать счастья своему ребенку. Создавать нового человека, допуская, что с ним может случиться что‑то плохое — на мой взгляд, жестоко. В нашей стране отношение к детям потребительское. Если хочется подарить кому‑то жизнь, заберите ребенка из детского дома. Он реален и нуждается в вас.

Я родилась в маленьком городке Заволжье, в 16 лет уехала в Нижний Новогород учиться в университете. Когда мне исполнилось 18, я пошла в клуб, и в туалете меня изнасиловали. После изнасилования у меня все болело, я долго плакала. Обычно я звоню маме каждое утро, когда еду на учебу, но тогда этого не сделала. Мать позвонила мне сама, спросила, что случилось, и я ответила, что у меня болит живот — отравилась, наверное. Еще полгода я садилась в самом конце маршрутки, так как боялась людей, а если рядом оказывался хоть маленький мальчик, хоть подросток, я отходила в сторону. Почти не ходила в магазины, боялась мужчин. Я никому не рассказывала об изнасиловании. Пыталась жить так, будто ничего не произошло.

Спустя полтора месяца у меня начался токсикоз — тошнило целыми днями. Я сделала тест на беременность — там было две полоски. Купила еще три штуки, они все показали положительный результат. Я рассказала своей подруге, что, возможно, беременна. Подруга говорит: «Оставляй, это же так здорово!» Сначала я действительно хотела оставить ребенка, так как отовсюду слышала, что аборт — это грех, надо рожать и воспитывать ребенка, раз он уже есть. Когда я рассказала матери про беременность и про то, что, наверное, его оставлю, моя мама, прекрасная мудрая женщина, ответила: «Ты сама ребенок. У тебя ни квартиры, ни денег, что ты после родов будешь делать?»

Мама отвела меня в центр планирования семьи, там мне сделали УЗИ и подтвердили беременность. И тогда начался цирк. Меня попросили выйти из кабинета, чтобы поговорить с матерью. Потом попросили выйти маму и спрашивали меня, в каком возрасте я лишилась девственности. Я сказала, что первый секс у меня был около года назад, на что врач начала говорить мне, какая я непутевая — шляюсь непонятно где и с кем. Мне кажется, у нее была установка в голове: «Если забеременела, а отца нет, значит, нагуляла». Потом маму позвали обратно, и врач ей сказала: «Такой молодой девке нечего делать аборт, потому что если хватило мозгов трахаться, то хватит мозгов и воспитать». Это дословная цитата. Мама сказала, что мы делаем аборт, а гинеколог ответила: «Детей у нее больше не будет, вы будете потом всю жизнь жалеть. Ребенок уже есть и никуда от него не деться». Мама стояла на своем и попросила записать меня на платный аборт, лишь бы мне не было больно.

Дело в том, что в Заволжье практикуется такая чудесная вещь: девочкам делают аборт вообще без анестезии, режут на живую, и нам предложили такой же вариант. На что мама ответила: «Нет, вы что, это же дети, так нельзя». Врач сказала: «Пусть хотя бы думает, прежде чем перед каждым ноги раздвигать. Зато ей будет больно, она все запомнит и больше так делать не будет». Мать попросила адрес платного врача, который сделает мне анестезию. Врач не дала номер и заявила: «Если вы хотите поощрять ее в таком поведении, чтобы ваша дочь стала проституткой, то сами ведите ее к платным врачам».

Мне было очень обидно, я еле сдерживала слезы, но не решилась сказать гинекологу про изнасилование, так как не хотела, чтобы мама знала об этом. Боялась, что ей будет больно. Мы распрощались с этим гинекологом, а я сказала маме, что сама найду платного врача, который примет меня в Нижнем Новгороде.

Мама дала мне немного денег — все, что на тот момент у нее было. Я нашла частную клинику, где меня осмотрели и сказали, что срок уже большой, и если протянуть еще две недели, аборт будет нельзя делать по закону РФ. Врач в частной клинике уже не отговаривал меня, только спрашивал, понимаю ли, на что иду, почему не хочу ребенка, есть ли у него отец. Рассказал, что могут быть проблемы со здоровьем и потом мне потребуется реабилитация. Этому врачу я рассказала про изнасилование. Он успокаивал меня, говорил, что у меня пока нет ни возможности, ни места, ни денег растить ребенка. Мне предложили сделать аборт прямо в тот же день. Думаю, если бы врач предложил через день-два, я бы себя накрутила, и мне было бы страшно. Врач сказал: «Не переживай, ты останешься у нас на ночь, мы за тобой последим, накормим, все будет хорошо. Но сделать это нужно сейчас, пока ты не оцениваешь все риски, а то потом родишь и очень можешь пожалеть». И я согласилась.

Мне сделали хирургический аборт под общим наркозом, проснулась я уже в палате. Я не осталась на ночь и вызвала такси. Приехала домой, легла на кровать, свернулась калачиком и начала реветь. Причем до конца не понимала, почему плачу. Мне позвонил друг, который знал про изнасилование и аборт, предложил приехать к нему. Он меня укутал, покормил, и я легла спать.

То, что со мной случилось, — не моя вина. В осознании этого мне очень помогла программа для девушек, переживших насилие.

Я была волонтером-психологом по телефону Российской ЛГБТ-сети. От сети мне и пришло письмо, что есть такая организация из Нью-Йорка, Girl-Talk-Girl, и директор организации, Кристен, приедет в Питер, чтобы набрать группу девушек, переживших насилие, где они расскажут свою историю и смогут отпустить ее. Я боялась туда идти, но после того, как мне сказали, что меня не будут осуждать, а помогут справиться со случившимся, согласилась.

Там я впервые после врача и своего друга рассказала историю про изнасилование и аборт другим людям. Позже в Girl-Talk-Girl мне дали номер психолога, к которому можно обратиться. Когда я все рассказала, то прямо почувствовала, как камень с души упал, меня наконец отпустило. И в 2014 году, спустя шесть лет после аборта, я рассказала маме про изнасилование. Она поддержала и успокоила меня, но больше мы на эту тему никогда не говорили.

Сейчас я замужем за тем другом, который всегда был рядом, у нас все хорошо. Детей нет, потому что после всего случившегося врачи говорят, что у меня может не получиться забеременеть. Сейчас я прохожу лечение. Меня во всем поддерживает любимый муж.

источник

Несколько дней назад в штате Алабама (США) приняли закон о запрете абортов. Большинство лоббирующих его депутатов — мужчины. Решение вызвало общественный резонанс, так как американцы считают, что закон ограничит права женщин.

Подобные ограничения существуют далеко не только в США. Около 40% женщин, которые могут рожать, живут в 125 странах, где право на аборт ограничено (он либо запрещен, либо разрешен только по медицинским показаниям). Одна из целей устойчивого развития ООН — хорошее здоровье и благополучие — включает рассмотрение этого вопроса. Мы разобрались, где и в каких странах запрещают аборты. А главное — почему.

Это процедура прерывания беременности, которую делают на разных сроках в гинекологических отделениях. Бывают разные виды абортов:

  • Вакуумный аборт (мини-аборт). Он проводится, если срок беременности не превышает 5 недель. Этот метод — наиболее щадящий, поэтому и уменьшает риск осложнений. Процедура проводится с помощью вакуум-аппарата, который удаляет плод из области матки.
  • Хирургический аборт (выскабливание). Аборт проводится, если срок беременности составляет от 6 до 22 недель. В данном случае врачи удаляют плод со слизистой оболочки матки, а плаценту выскабливают специальной острой ложкой. Процедура является довольно опасной, так как может спровоцировать ряд осложнений (в том числе бесплодие).
  • Медикаментозный аборт. Данная процедура проводится только если беременность протекает без осложнений (на сроке до 8 недель). В этом случае исключается хирургическое вмешательство и применение анестезии. Медикаментозный аборт проводится с помощью лекарственных препаратов, которые понижают действие прогестерона (основного гормона при беременности). Такие препараты помогают отвергнуть плодное яйцо.
  • Аборт на поздних сроках. Крайне редко врачи выполняют процедуру на сроке от 18 до 27 недель. В процессе врач расширяет канал матки и прокалывает плодный пузырь, после чего отсасываются плодные воды. Такая процедура приводит к гибели ребенка, что позволяет через несколько часов вызвать роды искусственным путем или достать плод с помощью кесарева сечения.
  • Не стоит также забывать, что существует самопроизвольное прерывание беременности (выкидыш). Оно происходит без вмешательства медиков и самой женщины. Самыми частыми причинами для выкидыша являются внутренние заболевания генеза матери или плода (пневмония, грипп, туберкулез), заболевания сердечно-сосудистой системы, болезни почек и печени, интоксикация организма, венерические или генетические заболевания.

По законодательству Украины зачатый ребенок, который еще не родился, не является человеком, следовательно, искусственное прерывание беременности не является убийством. В мировой практике предусматриваются два вида показаний для аборта. Социальные показания — наличие инвалидности, пребывание в местах лишения свободы, расторжение брака во время беременности, наличие в семье ребенка-инвалида, уровень материального дохода на члена семьи. В некоторых европейских странах (например, Швейцария, Испания, Германия) аборт по социальным показателям не разрешается. Возможно, это так, потому что социальные показатели являются довольно условными. В марте 2017 года в Верховной Раде был зарегистрирован проект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ограничений по проведению операций искусственного прерывания беременности (абортов)». Он обозначил, что аборт можно делать, если беременность несет угрозу жизни, есть несовместимые патологии плода или беременность наступила в результате изнасилования.

Нужно понимать, что не всегда единственной причиной аборта является личное желание женщины. Кроме него, роль могут сыграть медицинские показатели, которые угрожают жизни женщины или будущего ребенка, наличие внутриутробных патологий. Если анализы показывают, что при продолжении беременности женщина может погибнуть, либо ребенок родится с пороками развития, несовместимыми с жизнью, врачи проводят процедуру прерывания беременности.

источник

Холодный октябрьский день, воскресный выходной. На Суворовской площади перед пентаграммой Центрального театра Российской Армии необычное оживление. У памятника русскому полководцу спонтанная парковка из детских колясок. Семейные пары, ранцы и рюкзачки, кучки прыгающих, чтобы согреться, детей. Можно подумать, что в этот мороз кто-то устроил детский праздник, ярмарку или народные гулянья.

Справа от сцены полевая кухня: девушки разливают горячий чай, кормят гречневой кашей. С противоположной стороны на мраморной ограде расставлены домики для кукол. На стенах из картона, вооружившись фломастерами, детвора старательно выводит какие-то каракули.

«Алена за Жизнь. » – нацарапано чьей-то ручкой.

– Жизнь во чреве материнском – это чудо, и этого чуда нельзя лишать человека! – слышится со сцены голос священника Андрея Ткачева. – Ведь даже в Евангелии есть эпизод, когда Иоанн Креститель, находясь еще во чреве матери, почувствовал Господа и затрепетал. Это значит, что человек еще в утробе матери, но уже живет человеческой, духовной жизнью.

К двум часам дня весь сквер заполнен людьми, стоят очень плотно, видимо, желая рассмотреть, что происходит на сцене. Многие держат алые лампадки из стекла, в которых мерцают огоньки парафиновых свечек. Над головами развеваются знамена: белые, зеленые, но больше красных. Люди пришли на митинг, правда, несмотря на обилие алых стягов, коммунистами здесь не пахнет – последователи Маркса, Ленина и Розы Люксембург бегут от таких мероприятий как черт от ладана, больше предпочитая собираться на пикетах против строительства храмов и акциях политического протеста.

Но на Суворовскую люди пришли не «против», а «за». За жизнь. Митинг 23 октября, заявленный организаторами как гражданское стояние, посвящен проблеме массового векового убийства нерожденных детей и назван «Битвой за жизнь».

– Жизни – да, абортам – нет! – раздается со сцены, и площадь повторяет слова, как речевку.

Тема абортов – весьма скользкая и для большинства граждан крайне неприятная. Суть проблемы понятна всем, но открыто говорить об этом в обществе не принято – дурной тон. К тем единичным православным организациям, которые еще с начала 90-х пытались доказать, что аборт – это узаконенное детоубийство, в России относились как к маргиналам и фанатикам. Кровавые фотографии абортируемых эмбрионов вызывали у почтенной публики ужас и отвращение.

Читайте также:  Все о регуляции мини аборт

Но аборты делала вся страна и, пожалуй, в России редко найдется семья, в которой никто (мать, жена, бабушка или дочь) ни разу не прибегал к искусственному прерыванию беременности.

К этому привыкли, и сегодня гораздо большее возмущение вызывает убийство живодерами бедных кошек, нежели чем массовое убийство матерями своих еще не рожденных детей. Кошек мучить и убивать нельзя – это, кажется, всем понятно, с этим никто не спорит. Но с зародышем новой жизни, человеческим эмбрионом людское сознание уже сомневается: здесь ликвидация допустима – нежелательно, но если нужно, то можно. В качестве оправданий абортов приводится множество аргументов: «медицинские показания», финансовый кризис, отсутствие жилищных условий, пьющие, никчемные мужья (или вообще отсутствие таковых), страх «нагулявшей ребенка» перед родителями и общественным позором, наконец, излюбленный довод феминистки Арбатовой о том, что человеческий эмбрион – еще не человек, а «биомасса».

– Женщины, дорогие мамы, которые носите под сердцем детей! – обращается со сцены телеведущий Борис Корчевников. – Вы не нужны своим малодушным мужикам? Забудьте. Не делайте этого шага. Сейчас сделаете – потом себе никогда не простите. Я видел женщин, которые рожали и отдавали в детдом. Они не могли и этого себе простить всю жизнь. Но у них была возможность это исправить. У них на руках не было этой крови…

Кровью убитых детей сегодня повязана вся страна. Стоило только Патриарху не так давно подписать петицию против абортов, как общество буквально взорвалось. Досталось всем – и Церкви, и верующим, и вообще мужчинам. Что удивительно, больше всего негодовали женщины. Не мужчины, которые, как принято считать, всегда боялись ответственности (детей и ЗАГСа), а именно женщины!

Как оказалось, инициатива запретить аборты задела за живое очень и очень многих. Будто Церковь покусилась на самое святое – право женщины (и мужчины) безбоязненно «гулять», получать удовольствия и в случае «обеременительных последствий» свободно прервать жизнь своему «нежелательному» ребенку…

Часто приводимый противниками запрета абортов довод «по медицинским показаниям» – это сознательное лукавство. Медицинские показания – для многих больная и мучительная тема. Но не секрет, что большинство абортов в России совершалось и совершается вовсе не по медицинским показаниям, а вовсе по иным мотивам и обстоятельствам.

Говоря о чудовищной трансформации человеческого сознания, священник Андрей Ткачев отметил укоренившуюся в обществе подмену понятий.

– Вор больше не ворует, он – «осваивает средства», блудник, бросающий жену, – «ищет счастья», убийца с кровавыми руками, который калечит жизнь женщине и убивает младенца, говорит, что он «прерывает беременность». Но это словесные клише. Мы же собрались здесь, на Суворовской площади, чтобы убийство назвать убийством. Наша страна истощается на глазах. Она богата не нефтью, не газом и пушниной, а целомудрием, подвижником, человеком. И мы будем бороться, чтобы в стране было много умных, красивых, хохочуших детей.

Среди выступающих на митинге «Битва за жизнь» – мастера спорта по борьбе, священники, инвалиды-колясочники, депутаты Госдумы и просто многодетные матери. Иногда к микрофону выходят целыми семьями, по семь-восемь-девять детей, самые маленькие размахивает надувными шарами.

Когда координатор движения «Сорок сороков» поднимался на сцену, за ним гуськом последовала и вся его многочисленная семья.

– Это то, чем я действительно могу гордиться, – показывает на семью Андрей. – Один ребенок – одно счастье, два ребенка – два счастья, а девять детей – это много счастья! Нельзя детей делить на зародышей, эмбрионов, делить на плод или младенца. Православный, верующий человек понимает, что аборт – это немыслимое деяние. Ведь ребенок уже сразу после зачатия наделен душой, а люди, которые его убивают, называя «плодом» или «зародышем», являются самыми настоящими душегубами! Давайте перестанем быть нацией душегубов!

Кроме флагов у многих в руках таблички с детскими фото (на некоторых фотографиях вместе с младенцем и мама), на табличках одна и та же лаконичная надпись: «Их могло бы не быть».

– Если мы будем делать аборты, – предупреждает архимандрит Дорофей (Вечканов), – то лет через десять мы окажемся с вами в такой же ситуации, что и Европа. В Европе уже нет детей, ее некому насыщать, и потому она наполнена арабами, африканцами или турками.

Как позже сообщат организаторы, на митинг против абортов в воскресенье пришло более 2 тысяч человек. Спустя сутки в соцсетях, разумеется, поползли споры: а точно ли там было 2 тысячи или, может быть, меньше?

Но разве это принципиально?! 1800 человек пришло или 3000 – разницы-то никакой! По московским меркам, для столичного мегаполиса – это капля в море! На любой рок-концерт, праздничное или политическое шествие обычно собирается в десятки, а то и в сотни раз больше. Но стояние на Суворовской площади 23 октября – это только начало. Начало длительного, болезненного, но необходимого процесса излечивания нашего общества от морального разложения.

– Для нашей страны сегодняшнее мероприятие, как бы это пафосно ни звучало, – это начало жизни, которое стартует с Суворовской площади. Нам предстоит еще долгий марафон за жизнь неродившихся детей, которые не могут себя защитить, – констатировал Андрей Кормухин.

Скоро исполнится сто лет, как аборты легализованы в нашей стране. Россия стала первым государством мира, узаконившим прерывание беременности, – в 1920 году. Примечательно, что помимо медицинских показаний, аборты допускались еще и «по социальным мотивам»: необеспеченные матери-одиночки, нуждающиеся, многодетные, по причине необходимости переездов, общественной занятости, недостаточной жилой площади, обольщение в состоянии опьянения, разлад в семье, нелюбовь к мужу, страх материнства и ряд других.

Правда, с 1936 по 1955 год в СССР вновь действовал запрет на аборты (за исключением абортов по медицинским показаниям) – и это, несмотря на тяжелейшую эпоху репрессий и Великой Отечественной войны!

Согласно Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», аборты в России разрешены законом и оплачиваются из государственного бюджета. При сроке беременности до 12 недель аборт может быть проведен по желанию женщины; при сроке 12–22 недели – если беременность наступила в результате изнасилования; при наличии медицинских показаний – на любом сроке беременности.

В современной России, по данным Росстата, каждый год совершается более одного миллиона абортов (в 2015-м их количество снизилось до 850 тысяч). Согласно статистике, в 2015 году 447 тысяч женщин (52%) совершили аборт не по медицинским показаниям, а руководствуясь иными мотивами.

Требование любых новых запретов у россиян всегда вызывает справедливые опасения. Поэтому, исходя из сложившейся за столетие ситуации, вопрос о запрете абортов подразумевает еще длительную и кропотливую работу юристов, медиков, психологов, социальных работников, законодателей. Никто и не призывает отменить графу «по медицинским показаниям». Но и сохранять безразличие к проблеме абортов общество больше не имеет морального права. Толерантность к массовому детоубийству – признак расчеловечивания.

Подытоживая смысл стояния на Суворовской площади, лидер движения «За жизнь» Сергей Чесноков объявил:

– Наша главная цель – чтобы общество услышало наши аргументы. Аборт убивает зачатого ребенка, убивает женщину, убивает нацию. Вопрос запрета абортов и помощи семьям с детьми должен быть включен в законодательную повестку дня.

источник

Вот теперь, когда вы познакомились с теориями реинкарнации и кармы (а некоторые просто еще раз это сделали), можно приступить к обсуждению довольно сложного явления: аборта, т.е. преждевременного прерывания беременности. Тема очень непростая и противоречивая, хотя с ней связаны и некоторые анекдоты:

«Семилетняя дочь спрашивает у отца: «Что такое аборт?» Отец, конечно, смутился, но, учитывая, что дочь рано или поздно все равно узнает, пытается ей популярно объяснить. И с тревогой спрашивает: «А зачем тебе это нужно?» Дочь отвечает: «Да песня такая есть: «. и бьется а борт корабля. «

Вот вам смешно, а если бы у вас семилетняя дочь это спросила? То-то же. В жизни, к сожалению, чаще бывает все наоборот:

* «У меня первый был аборт. Я тогда абсолютно не понимала, что происходит. И захотела посоветоваться с мамой только когда это случилось в моей жизни во второй раз, а в первый я просто боялась скандала.» /v42/

Может именно поэтому в крупных городах создается все больше центров для девушек до 18 лет, в которых они могут анонимно и бесплатно получить консультации по сложным вопросам и, если потребуется, сделать бесплатный аборт. Дело здесь связано не только с тем, чтобы предотвратить скандалы, но и непосредственно со здоровьем женщины, потому что

«Аборт — это тяжелая операция психологическая и физическая для каждой женщины. Каждый десятый аборт — нелегальный. Но, наверно, их еще больше, это только те, о которых мы знаем и которые приводят к тяжелым осложнениям. Вообще, каждый аборт приводит к тяжелым осложнениям, почти каждый.» /v13/

В том числе к бесплодию и даже к смерти женщины! Так как это не просто «выпадение молочного зуба», а режется плоть («выскребается»), и течет кровь, иногда и без остановки, что уж говорить о «простом» заражении ее.

Это хирургическая операция, которая требует специального оборудования и квалифицированного персонала. Таким образом, с точки зрения здоровья аборт очень опасен, особенно подпольный, неквалифицированный и дилетантский.

Но есть другой аспект этого явления, который возникает, если рассматривать его с точки зрения эмбриона.

Вот что говорят по этому поводу православные священники:

«Сначала показали настоящих убийц, я имею в виду женщин, которые сделали аборт. Ежегодно это делает 20 млн. женщин. И некоторые из них после этого приходят покаяться в церковь.

Убить дитя: на какой стадии — это неважно, все равно убийство есть убийство, хоть оно совершено через неделю после зачатия или спустя 12 месяцев, это не играет роли, человек есть человек.» /v35/

«Давайте подумаем, какая опора, какая исходная точка отсчета в нашем разговоре об аборте. Эмбрион — это человек, это живое существо, это личность — не рожденный ребенок. И аборт — это убийство.» /v35/

А вы как считаете? Аборт — это убийство.

И если это так, то могут быть и его соучастники.

«Сколько страданий приносит духу, готовому к воплощению, насильственное пресечение его уже начавшейся жизни. Какую тяжкую карму готовят себе невежественные и преступные родители уничтожением плода.» /21/ Рерих Е.И.

Причем, иногда кармическое воздаяние может быть очень быстрым, судите сами. Мне однажды рассказали такую историю.

* Одна женщина решила сделать аборт по обычным причинам: трудно растить двух детей, нет условий и т.д., хотя это было еще до «перестройки». Муж был против и всячески старался ее отговорить от этого, но ничего не вышло: женщина пошла на аборт.

А надо сказать, что т.к. женщин, желающих сделать аборт довольно много, то сам процесс напоминает поточный метод: обезболивание — операция — восстановление. Так вот, когда подошла ее очередь, анестезиолог вышел, а операционная уже была готова, и ее пригласили. и она пошла. Аборт проводился без наркоза.

Вот так может человек даже физически прочувствовать на себе последствия некоторых своих деяний.

Кстати, через несколько лет эта женщина все же родила второго ребенка.

Но всегда ли аборт только негативное явление.

А если намечается развод. А если было изнасилование.

«Я совершенно против абортов, но каким образом против: давайте не допускать. А дальше, если все же это случилось, и женщина беременна, нужно думать что лучше: сделать аборт или произвести на свет человека, который 29 трупов после себя оставит? Вспомните, что говорят дети своим родителям: «Я вас просил меня рожать?». » /v42/

Аргумент очень веский, против него довольно трудно возразить.

Следующий вопрос адресован, в основном, девушкам и женщинам, которые не имеют детей.

Вы хотите, чтобы у вас были дети.

«Обязательно, естественно, конечно, разумеется, ну, может быть, не сейчас», — вот примерные ответы на этот вопрос.

А теперь ответьте на него же, но с некоторой оговоркой:

«А если потом ваш ребенок станет убийцей или насильником?»

Варианты приводить не буду.

А приведу еще одно мнение из одной телепередачи:

«С точки зрения гуманизма многие страны и люди рассматривают прерывание беременности как антигуманный акт. Но в жизни случается очень много таких ситуаций, когда эта антигуманность оборачивается гуманностью.

Аборт — это действительно очень плохо, это очень страшно, это иногда смертельно. Но бывают ситуации, когда женщина не хочет иметь ребенка. Ребенок может быть нежеланным.

Не знаю, что произошло: изнасиловали женщину, не сработал какой-то метод контрацепции (мы говорим, что нет 100% противозачаточных методов). Что-то не сработало у женщины, по своей внутренней неготовности она не захотела продолжать носить этого ребенка, и она должна иметь право прервать беременность. А если заставлять ее вынашивать нежеланного ребенка, то ничего хорошего их этого не получится.» /v13/

И этим правом пользуются, но не все.

У меня в практике консультирования был случай, когда 17-летняя девушка после изнасилования все же решила родить ребенка. И сейчас этот человек живет на Земле.

Насколько я знаю, у них все нормально.

А вот что говорила Е. И. Рерих:

«Аборт есть самое определенное убийство. Следовательно он может быть допущен лишь там, где жизнь матери в опасности.» /21/

В том числе и психическая!

Что касается методов контрацепции, то существует два 100% способа. Один заключается в том, чтобы заниматься сексом только в первые несколько дней после завершения месячных у женщины. Второй является таким же «всемирным средством», и пользоваться им можно без рецепта врача.

Называется он: «SPI ODIN». По известным мне данным, это средство не сработало только один раз: примерно 2000 лет назад.

В любом случае, если все же женщина решается на аборт (а она делает окончательный выбор), она должна знать, что: «Уже на 5 день после зачатия можно определить пол ребенка. Через 18 дней начинает формироваться сердце, глаза, мозг. На 24 день начинает биться сердце. » /v13/

И это бьющееся сердечко в тельце размером не более спичечного коробка, вырезают вместе со всем остальным.

Крошечное беззащитное живое существо заканчивает свою жизнь, так и не начав ее во всей полноте.

Чем же можно искупить аборт.

Может быть, тем, что родить желанного ребенка от любимого человека? Или, может быть, работая в детских домах, больницах, приютах и т.п. заведениях, где содержатся дети, нуждающиеся в помощи? А может быть.

Если будет желание, способ обязательно найдется!

Как тут не вспомнить слова из Библии:

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Учись учиться, не учась! 10444 — | 7913 — или читать все.

195.133.146.119 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник