Меню Рубрики

Аллилуева надежда сергеевна аборты

Когда Надежда Аллилуева — жена Сталина, — застрелилась, вождь народов стал уделять много внимания своей дочери Светлане, которой на то время было 16 лет. Сталин называл Светлану Хозяйка: «Приказываю разрешить мне пойти с тобою в театр или в кино». Подпись — «хозяйка Светланка». Адрес — «1-ому моему секретарю тов. Сталину.»

Когда Сталин не слушался, Хозяйка угрожала что пожалуется повару, он делал вид что ужасно его боится и говорил: «Если ты скажешь повару, то я совсем пропал». Что это, любящий отец, или смертельный страх быть отравленным? :).

Венчание с Кето

Первой женой Сталина была, — Катя Сванидзе, сестра друга-подпольщика Алеши Сванидзе. 16-летняя Кето выйдет замуж за 24-летнего вождя при условии, венчания.
Юная девушка была настолько стеснительна, что при появлении друзей Сталина, она попросту пряталась под стол. Катя скончается от тифозной горячки, а перед смертью она подарит Сталину наследника — сына Яшу. Сталин тяжело переживал ее смерть, но это не помешало ему расстрелять Алешу Свиридзе.

Не последняя Надежда

9 ноября 1932 года труп Аллилуевой обнаружили в спальне, на полу. Надежда лежала в луже крови, а рядом валялся маленький револьвер «вальтер». Ходили слухи, что однажды в запале ссоры Сталин сказал Аллилуевой: «А ты знаешь, что ты моя дочь?!». Говорят, именно этот момент стал последней каплей терпения Надежды.
Теоретически, Сталин был знаком с мамой Надежды Аллилуевой, некой Ольгой. 23-летний юный вождь и 23-летняя замужняя Ольга, подолгу проводили время вместе.

В дневниках Светланы, можно найти следующее описание матери: «Лицо ее гордо, но печально и замкнуто… И такая тоска в глазах, что я и сейчас немогу смотреть на ее портрет; при первом же взгляде, понятно что человек обречен, что она погибает, что ей нужно как-то помочь».После смерти Нади, Сталин сведет с белого света абсолютно всех своих родственников по линии Аллилуевой.

Сталин издевался и над Надеждой и над своим сыном от первой жены Яшой. Наде всего 27, Яше — 17, в результате отцовских издевок Яша безуспешно попытается наложить на себя руки, на что Сталин ответит: «Не мог даже застрелиться как следует!». Яша окончит Артиллерийскую академию 9 мая 1941 года, а в первый день войны уйдет на фронт и через месяц попав в плен — погибнет.
Натянутыми были отношения Сталина и с сыном от Надежды Аллилуевой Васей. У Сталина на столе все время стояла бутылка грузинского вина, он шутил, наливая рюмку годовалому мальчику. Говорили, что Васино пьянство началось с детства. По окончании войны Василий был командиром истребительной авиации. После смерти Сатилна, Василия арестуют и приговорят к 8 годам лишения свободы, умер он в Казани. Дочь Светлана, вскоре эмигрирует за границу, вот отец бы удивился…

Медкарта Надежды Аллилуевой пестрит записями об абортах, не много не мало — 10 раз терпела Надежда мучительную процедуру. Врач, который консультировал ее за границей, посочувствовавши скажет: «Бедняжка, вы живете с животным».

Непризнанный сын северной сожительницы

Константин Кузаков, будучи в 70-х главным редактором литдрамы, до самой смерти отрицал слухи, о том что якобы его отец сам Сталин. В интервью «Аргументам и фактам» аж в 1996 году, он признался «Я был совсем еще маленьким, когда узнал — я сын Сталина».
В 1911 году Иосиф, тогда еще не Сталин, а Джугашвили, будучи ссыльным квартировал в Сольвычегодске у некой Матрены, собственно матери Константина Кузакова. Вскоре у них родился сын, сильно отличавшийся от своих братьев и сестер. Мама назовет его Костя, а отчество ему дадут по погибшему отцу — Степанович. С приходом Сталина к власти, Матрена переберется в Москву и станет Марией. В 1947, Кузакова обвинили в атомном шпионаже, исключили из партии и хотели арестовать, но небрежный комментарий Сталина отменит все репрессии.

14 летняя девочка Лида и 37 летний «Отец народов»

С 1914 по 1916 37-летний Сталин, будучи опять в ссылке в селе Курейка Турухановского края, квартирует у 14-летней Лиды Перепрыгиной. Вскоре у них появляется двое детей, первый умер в младенчестве, а второго в 1917 году записали как Александр Джугашвили. За растление несовершеннолетней Сталину грозила тюрьма, отмазаться от которой удалось обещанием женится, но слово Сталин не сдержал и вскоре сбежал из Курейки. Лида вышла замуж за крестьянина Якова Давыдова. Всю жизнь наивная Лида писала письма Сталину, на которые он ни разу так и не ответил. Эти факты содержались в особо секретном письме Председателя КГБ Серова, направленном Хрущеву 18 июля 1956 года.

Саша Давыдов (Александр Джугашвили) дал подписку о неразглашении «особо таинственных государственных сведений». Александр всю жизнь проработал прорабом в Красноярске. Ни с Александром, ни с Константином Сталин никогда не встречался.

источник

Надежда Аллилуева- единственная женщина, которую Сталин любил по-настоящему. И одна из немногих, кто ему не поддалась. Даже своим уходом из жизни она выражала протест. Сталин не сумел «сломать» жену, сделать тихой и покорной.

Они стали жить вместе в 1917 году, когда Наде исполнилось 16 лет. Иосифу Джугашвили было тогда 39. Надин отец Сергей Яковлевич Аллилуев, возмущенный таким известием, пожаловался своему другу: «Иосиф увез дочь. Зачем она ему нужна? Она же еще совсем девочка». Фамилию мужа Надя взять не захотела. До конца жизни оставалась Аллилуевой.
Недруги Сталина считают такое влечение его к юным девочкам. -психическим отклонением вождя.Приводится даже такой факт в поддержку этой версии- в Курейке, где Иосиф находился в ссылке, его любовницей была молоденькая 14-летняя девочка — сирота Лидия Перепрыгина. У нее родился сын. Факт конечно не подтверждённый,но тем не менее появляются псевдо-внуки,ведущие своё происхождение от Иосифа Виссарионовича
В молодости Надежда казалась очень веселой женщиной.Поэтому ей приписывают многочисленные любовные романы на стороне Надежда очень нравилась Кирову! Она иногда сбегала в Ленинград, и Сергей Миронович ее опекал. Сталин за женой, естественно, следил и дико ревновал.Думается,что это миф,который был состряпан врагами Сталина,чтобы свалить на Сталина убийство Кирова -как обычная ревность вождя
Яков — сын от первой жены Сталина Екатерины Сванидзе. Она умерла неожиданно в 1908 году то ли от брюшного тифа, то ли от туберкулеза. Кстати, когда Яков пытался застрелиться, единственной реакцией отца было: «Ха-ха! Даже попасть в себя не смог!» Но тем не менее враги Сталина также говорят о ревности вождя к своему сыну Якову.
Надежда была очень хорошим человеком, справедливым. Строгой, но любящей матерью. Очень боялась, что в обстановке немыслимой по тем временам роскоши, в которой они жили, дети избалуются. Поэтому держала их в узде. Сталин-как отец не был в стороне от данного процесса. На нем лежала огромная ответственность перед страной. Он вникал во все проблемы, много читал. Стоит посмотреть его переписку с Кагановичем, чтобы понять — вождь был в курсе всех самых насущных проблем времени. Но и за воспитанием детей он следить успевал. Подправлял то, что ему не нравилось. Обсуждал их учителей в письмах к жене.
Надежде хотелось иметь большое количество детей,но сам вождь был против этого.Сохранилась медицинская книжка.Там зафиксирован факт,что Надежда сделала 10 абортов.Даже врач, осматривавший ее во время лечения за границей, не выдержал: «Бедняжка, вы живете с животным!»Надежда употребляла наркотики.Но в то время кофеин, входящий в состав лекарств, считался лишь сильнодействующим препаратом.
А Надежда Сергеевна не могла без него обходиться. В истории болезни так и записано: «злоупотребляет…» У нее ведь были ужасные головные боли, чуть ли не до потери сознания.
Сталин любил Надежду,но в то же время мог публично унизить жену.Есть свидетельства , как Сталин пытался унизить собственную жену. Всяческими способами добивался, чтоб она, выйдя из себя, превратилась в разъяренное существо. Не получалось. Эта женщина имела колоссальную выдержку. Даже при последней встрече, когда Сталин за столом кинул ей в глаз апельсиновой коркой, он ничего не добился. Хотя публичное оскорбление нанес. Чтобы не подчеркивать своего унижения, Надежда Сергеевна даже не вышла из-за стола.
По официальной версии Надежда Сергеевна застрелилась из маленького дамского пистолета. Попала прямо в сердце. Что же случилось на самом деле, вряд ли когда-нибудь станет известно. Единственный человек, кто мог это знать, няня — Александра Бычкова. Но она умерла. Несчастье произошло в кремлевской квартире. Аллилуеву нашли лежащей на полу в спальне. Прибежала нянька, позвали Ворошилова и Молотова. В десять утра из своей комнаты вышел Сталин.

Гроб с телом покойной выставили в ГУМе. Прощаясь с женой, Сталин так сильно наклонился, что гроб чуть не упал. Его слова «Она ушла, как враг», «Зачем она так сделала? Она меня изуродовала?» о многом говорят. Тогда же он обратился к Авелю Енукидзе: «Ты ее крестил, ты и хорони!» И не пошел провожать в последний путь свою единственную любимую женщину.Но недруги Сталина приписывают вождю и убийство собственной жены.
Нет.Думается,что Сталин бы не пошёл бы на убийство Надежды.Даже,если она могла не разделять действия вождя на посту генсека

источник

Здравствуйте, мои читатели!

Я не интересуюсь историей, а уж Сталиным и подавно.

Но мини-сериал «Жена Сталина» заинтересовал меня по одной причине: я не верила, что у женщины может быть такое количество абортов.

Мне рассказала об этом сериале мама, обронив, что у жены Сталина было 10 абортов и двое родов.

«Быть такого не может», — подумала я и решила удостовериться, в том что мама напутала.

Страна: Россия;

Жанр: драма, исторический;

Количество серий: 4;

Драматический сериал рассказывает об истории любви Сталина и его второй жены — Надежды Аллилуевой. Они впервые познакомились, когда ему было 32, а ей всего 12. И уже через четыре года, они стали законными супругами. Эта запутанная любовная история, которая был полна слез, разочарований, метаний, а главное, большой и чистой любви девушки к мужчине. Судьба главной героини показана на фоне всех исторических событий, которые происходили в не самые стабильные времена государства. Авторы сериала покажут настоящие метания и внутренние монологи любящей женщины, которая видела весь ужас, что творил и на какой был способен ее муж, но несмотря на это, Надежда всегда выбирала своего мужа. Пожалела ли она об этом в конце своей жизни?

Сериал, безусловно, интересный и динамичный. Но ощущение того, что тебя облили грязью и г*вном, не смоешь ни в каком дУше.

Он тяжелый, необычный, но слишком уж неоднозначный.
Такое ощущение, что целью фильма было оболгать Сталина. Я ни в коем случае не оправдываю этого изверга, но в сериале его выставили истеричным быдлом.

Такой тупой, невоспитанный и подверженный эмоциям человек (которого показали в сериале) никогда бы не поднялся к такой власти.

Не бросал бы Сталин трубку, несли бы не договорил с Бухариным или кем-то другим, не суть.

Он бы договорил, показал благосклонность, а уж потом, возможно, ликвидировал.

Такие люди, не показывают своих эмоций и намерений или истинного отношения к политическим противникам. Иначе он не сокрушил их всех.

Также я сомневаюсь, что он позволил бы себе нелецеприятно отзываться в сторону жены при посторонних.

Сериал снят по книге Ольги Трифоновой «Единственная».

На сбор материалов для написания книги Ольга Трофимова потратила около года. Архив Надежды Аллилуевой небольшой. Всего одна папка. Однако, общаясь с родственниками жены Сталина, Трифоновой удалось создать ее психологический портрет.

В свое время родители Трифоновой были репрессированны при Сталине. Может быть, поэтому такой однобокий взгляд и желание выставить Сталина чудовищем.

После того как я посмотрела сериал, я решила дать себе несколько дней на то, чтобы остыть. Потому что если бы я написала отзыв сразу, я бы выставила Аллилуеву бедной овечкой, а Сталина тираном и уродом.

Спустя время, я могу сказать, что в фильме Сталина не показали бездушным тираном, напротив, очень хорошо видна разница между ним и Аллилуевой.

Мелькает в нем что-то человеческое, но звериное побеждает.

Если смотреть без предвзятости, не знать, что это Сталин, то видно, что человек реально любил свою жену, старался не впутывать ее в свои небезгрешные дела.

Она же, в ответ, пыталась спасать тех, кто мешал на его пути, тем самым мешая ему.

Изначально же показана невероятная любовь Аллилуевой к мужу. Так она к нему рвалась, бедная, аж пятки сверкали.

Где же делась твоя любовь?

Не очень удачный пример, конечно, но Ева Браун умерла вместе со своим известным мужем. Но не предала.
Если не вдаваться в подробности, что умерли их двойники.

многие исследователи до сих пор не уверены, что найденные 4 мая тела принадлежали именно Гитлеру и Еве Браун. Трупы наполовину сгорели, и опознавали их по росту и зубам. Стоматолог Гитлера свидетельствовал, что продемонстрированные ему зубы действительно принадлежали фюреру. Однако многие историки не доверяют его словам, подозревая сговор.

Дута Схиртладзе (Иосиф Сталин) — внешнего сходства с настоящим Сталиным кроме усов, я не заметила.

Сложно оценить его работу, ведь со Сталиным я не знакома, слава Богу. Но если сравнивать с другими сериалами, то какой-то неправдоподобный он получился.

Тамара Гвердцители (Мария Сванидзе)

Светлана Ходченкова (Женя)

Сергей Беляев (С.М.Киров)

С исторической точки зрения, может и не все точно, но я думаю, такая задача и не ставилась.

Это фильм о жизни того времени, о взаимотношениях сильных и талантливых людей, определивших историю всей страны.

После просмотра фильма появился интерес узнать еще больше. Перечитать книги и воспоминания других авторов кроме Трифоновой, узнать другие мнения.

Думаю, что сериал, однозначно, заслуживает внимания даже если вы историей вообще не интересуетесь. Хоть что-то, но вы из него вынесете.
Обращаю Ваше внимание!

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима АКТИВНАЯ ссылка на ресурс. Согласование использования материалов производится с администрацией ресурса и автором отзыва

источник

Сталин был и остался одним из самых закрытых руководителей партии и государства. Он тщательно следил за тем, чтобы его биография носила канонический характер, а подлинные факты были спрятаны. «Комсомольская правда» публикует большой материал Ольги Кучкиной «Женщины Сталина», призванный ликвидировать лакуны в наших знаниях о личной жизни диктатора.

Когда жена Сталина Надежда Аллилуева застрелилась, самой любимой его женщиной оставалась шестилетняя дочь Светлана. Он звал ее Хозяйка. И должен был подчиняться Хозяйке. «Приказываю разрешить мне пойти с тобою в театр или в кино». Подпись — «хозяйка Сетанка». Адрес — «1-ому моему секретарю тов. Сталину». Это была игра, которая ждет еще психоаналитических толкований.

Читайте также:  Социальные ролики про аборт

Экономка Каролина Васильевна Тиль — первая, кто увидел Аллилуеву в крови на полу у кровати. Рядом с безжизненным телом валялся маленький пистолет «вальтер». Историю самоубийства 30-летней жены 55-летнего Сталина в ночь на 9 ноября 1932 года автор статьи знает из семейных рассказов: Тиль — «родня моего свекра, дружившего с Надеждой Аллилуевой», пишет автор. Причины самоубийства: психологические и идеологические расхождения, но была еще тайна, о которой ходили настойчивые слухи: будто бы Сталин при очередной ссоре бросил жене: а ты знаешь, что ты моя дочь?! Ольга Кучкина ставит новую проблему перед биографами: «Кровосмесительство доконало Надю?»

Иосиф был знаком с матерью Нади, Ольгой, с бакинских времен. 23-летний революционер и 23-летняя замужняя женщина нередко проводили время вместе. Ее муж смирился с их встречами. Надя была второй женой Сталина. Первая, венчанная, — Катя Сванидзе, сестра друга-подпольщика Алеши Сванидзе. 16-летняя Кето поставила условие, что она станет женой, если они венчаются. Грузинка ни в чем не противоречила воле мужа. Она была столь стеснительна, что при появлении его друзей пряталась под стол. Родные говорили о ней: «жена-ребенок, глядящая на мужа снизу вверх, приняв как закон его власть над собой и правоту во всем и всегда». Кето умерла от тифозной горячки, но успела родить сына Яшу. Сталин тяжело переживет ее смерть, что не помешает ему уничтожить позднее своего родственника Алешу Сванидзе, как посадит, расстреляет, доведет до самоубийства — своих родственников по линии Аллилуевой.

Сталин заберет подростка Яшу в Москву из Грузии только в 1921 году. «Отношения между сыном и отцом навсегда останутся натянутыми. Отраду Яша найдет в отношениях с мачехой. Сталин издевается над ними, то ли ревнуя, то ли испытывая непреходящее раздражение в адрес обоих», пишет Ольга Кучкина. Наде всего 27, Яше — 17. Дело дойдет до Яшиной попытки самоубийства. У отца это вызовет лишь знаменитую издевку: не мог даже застрелиться как следует.

К сыну от Аллилуевой Васе Сталин тоже относится плохо, презирал его и спаивал. «На столе у Сталина постоянно стояла бутылка грузинского вина, он дразнил жену, наливая рюмку годовалому мальчику. Говорили, что Васино пьянство началось с детства», пишет автор.

Автор статьи сообщает и менее известные данные — о незаконнорожденных детях Сталина. О новом главном редакторе литдрамы Константине Кузакове, появившемся на телевидении в начале 70-х, сразу начали говорить, что его отец — Сталин. Кузаков молчал о своем происхождении. Заговорил за год до смерти. В интервью «Аргументам и фактам» в 1996 году признался: «Я был еще совсем маленьким, когда узнал, что я сын Сталина».

Матерью Кузакова — Матрена — была дочь дьякона. У нее ссыльный Иосиф Джугашвили квартировал в Сольвычегодске, попав туда в январе 1911 года. Стояли морозы. Матрена год как овдовела и работала в одиночку. Ссыльный заменил ей мужа. Через девять месяцев у них родился черноволосый мальчик. Он резко отличался от светловолосых братьев и сестер. Матрена назвала его Костей, а отчество записала — Степанович, по имени мужа, умершего за два года до рождения Кости.

Впоследствии Матрена получит московское жилье, прописку и более благозвучное имя — Мария. Работая в отделе пропаганды ЦК, Кузаков будет обвинен Берия в причастности к «атомному шпионажу». В 1947 году его исключат из партии и снимут со всех постов. Он ждет ареста. Короткая реплика Сталина отменит репрессии. В партии Кузакова восстановят в день ареста Берия.

Другой романтический эпизод в жизни Сталина случится в Туруханском крае, в селе Курейка. 37-летний Коба — опять в ссылке. 1914 по 1916-й он квартирует у 14-летней крестьянки Лиды Перепрыгиной, с ней же и сожительствует. В Курейке на свет явились два младенца. Первый умер. Второй, родившийся в апреле 1917 года, был записан как Александр Джугашвили. Жандарму, преследовавшему ссыльного за растление малолетней, он дал слово жениться, но когда срок наказания вышел — он покинул Курейку. Александра усыновил и дал свою фамилию крестьянин Яков Давыдов. Выйдя за него, Лида произвела на свет еще восьмерых детей. Она писала Сталину письма, но Сталин не отвечал.

Эти факты содержались в особо секретном письме Председателя КГБ Серова, направленном Хрущеву 18 июля 1956 года. Александр Давыдов окончил техникум связи в Красноярске. Там его вызвали в НКВД и взяли подписку о неразглашении «особо таинственных государственных сведений». Он завершил свои дни прорабом в том же Красноярске. Ни с Александром, ни с Константином у Сталина никогда не было личных контактов. «Отец народов» не любил своих сыновей — ни незаконных, ни законных.

«У него была сильная потенция. Медкарта Надежды Аллилуевой хранит сведения о десяти абортах. Врач, консультировавший ее за границей, посочувствовал: «Бедняжка, вы живете с животным». Почему он предпочитал тех, кто помоложе? Легче совладать с неразвитым сознанием. Легче внушить то, что хочешь, подчинить себе. Привлекал образ бунтаря, борца за бедных против богатых. Скрытые черты властителя изначально были в его природе, рассуждает Ольга Кучкина.

Мария Сванидзе пишет восторженно о Сталине и гневно — о его враге Авеле Енукидзе: «Будучи сам развратен и сластолюбив, он смрадил все вокруг себя — ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек. Женщины, имеющие подходящих дочерей, владели всем, девочки за ненадобностью подсовывались другим мужчинам. В учреждение набирался штат только по половым признакам, нравившимся Авелю. Чтобы оправдать свой разврат, он готов был поощрять его во всем — шел широко навстречу мужу, бросавшему семью. или просто сводил мужа с ненужной ему балериной, машинисткой и пр. ».

Дневник Марии Сванидзе позволяет судить о нравах кремлевской верхушки: вождь был не чужд «балерин и машинисток», делает вывод автор. Среди балерин, которым Сталин оказывал внимание, называли Марину Семенову и Ольгу Лепешинскую. Мемуарист Гронский пишет, не приводя фамилии, что в середине 30-х Сталин нередко возвращался от известной балерины в Кремль в 2 — 3 часа ночи. Из певиц говорили о Валерии Барсовой и Наталии Шпиллер. Но прежде всего молва связывала его с Верой Давыдовой. У нее было прозвище «царь-баба». На Западе вышла книга Гендлина «Исповедь любовницы Сталина», где подробно описан их роман.

Вот как Вера Александровна Давыдова описывает одну ночь со Сталиным на его даче: «После крепкого горячего кофе, вкуснейшего грога стало совсем хорошо. Боязнь и растерянность улетучились. Я пошла за ним. Оказалось, что И.В. ростом ниже меня. Мы вошли в комнату, где стояла большая низкая кушетка. Сталин попросил разрешения снять френч. На плечи он накинул восточный халат, сел рядом, спросил: «Можно потушить свет? В темноте легче разговаривать». Не дождавшись ответа, он погасил свет. И.В. меня обнял, умело расстегнул кофточку. Сердце мое затрепетало. «Товарищ Сталин! Иосиф Виссарионович, родненький, не надо, я боюсь! Пустите меня домой. » На мой жалкий лепет он не обратил никакого внимания, только в темноте загорелись ярким пламенем его звериные глаза. Я еще раз попыталась вырваться. но все было напрасно».

Сталину — 54, Давыдовой — 28. Их связь длилась 19 лет. Трехкомнатная квартира, звания и награды присуждались балерине с легкостью. Родные певицы объявили книгу фальшивкой. Разразился скандал, но он быстро сошел на нет.

Вот свидетельство из книги Светланы Аллилуевой «Двадцать писем к другу»: «Появились новые лица, в том числе и молоденькая курносая Валечка, рот которой целый день не закрывался от веселого, звонкого смеха. Проработав в Зубалове года три, она была переведена на дачу отца в Кунцево и оставалась там до его смерти, став позже экономкой. ».

Валентина Истомина, выпускница медучилища, сперва предназначалась генералу Власику, но когда она понравилась Хозяину, тому не оставалось ничего другого, как забыть о ней. Спустя годы Власик будет отправлен в магаданский лагерь.

В книге «Всего один год», вышедшей на западе в 1970 году, Светлана Алилуева пишет: «Он дал свое имя системе кровавой единоличной диктатуры. Он знал, что делал, он не был ни душевнобольным, ни заблуждавшимся. С холодной расчетливостью утверждал он свою власть и больше всего на свете боялся ее потерять. Поэтому первым делом всей его жизни стало устранение противников и соперников».

источник

Опубликовал Максим СПб в блоге «Максим СПб». Просмотры: 21710

Из медицинской карты жены Сталина Надежды Аллилуевой известно, что она прошла через 10(!) абортов. Есть предположение, что непосредственной причиной, приведшей эту молодую, обеспеченную всеми материальными благами женщину к самоубийству, послужил пост-абортный синдром (ПАС).

Правивший нашей страной кавказский бандит принес собственных детей в жертву своей половой похоти; подобно тому, как принес в жертву своей похоти к власти десятки миллионов русских людей. А также, в конечном итоге, он довел до позорного конца и любимую жену. И в этом вполне уподобился прОклятому царю Ироду, который с безумной радостью проливал и чужую, и родственную кровь (о чем повествует древний историк Иосиф Флавий).

По стопам Сталина шла и его семья: недаром его дочь Светлана не постыдилась открыто и без раскаяния заявить в прессе о своих абортах. И вся страна не отставала в детоубийствах от своего страшного лидера.

Мог ли подобный злодей, отдававший в руки палачей-абортмахеров свою плоть и кровь, быть при этом противником абортов, якобы надолго запретившим их в стране, находившейся под его властью? Об этом – в новом исследовании священника Николая Савченко, участника Православного антиабортного центра «Азбука веры»:

Есть распространенное заблуждение, что Сталин был якобы противником абортов. Так ли это на самом деле? Был ли противником абортов тот самый Сталин, у жены которого Надежды Аллилуевой в медицинской карте значилось 10 абортов? Попробуем разобраться.

Первое, что надо запомнить – это то, что ни в одной стране мира не было такого стремительного роста числа абортов, как в СССР во времена Сталина. Сталин стал Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) в апреле 1922 года и по словам известного «Завещания Ленина» был уже «выдающимся деятелем ЦК» и «сосредоточил в своих руках необъятную власть». Рост числа абортов в стране при Сталине поражает и впечатляет. Научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктория Сакевич в своем докладе «Аборт — кривое зеркало демографической политики» приводит статистические данные по абортам в Советской России в 20-е-30-е годы. Так, если в 1924 году в Москве на 100 родов приходилось 27 абортов, то в 1927 году уже 86. И если в Ленинграде в 1924 году был сделан 21 аборт на 100 родов, то в 1927 году уже 81. Такой огромный 3-4 кратный рост числа абортов всего за три года продолжился и дальше. По данным доклада В. Сакевич, в Ленинграде в 1931 году делалось на 100 родов 174 аборта, а в Москве в 1934 году уже делалось 272 аборта на 100 родов. Таким образом, в сталинской Москве за 10 лет с 1924 по 1934 год число абортов выросло в 10 раз, достигнув поистине рекордной отметки. Коммунистическая Москва, отвергнув христианские принципы отношения к жизни, стремительно катилась к демографическому упадку. Общее число абортов в нашей стране в 1935 году достигло 1,9 млн. В этой связи постановление о запрете абортов от 27 июня 1936 года стало вынужденной мерой остановки дальнейшего драматического падения рождаемости. Сталин не был принципиально против абортов, допустил их 10-кратный рост, но затем постарался просто ограничить их победное шествие по стране.

Есть еще одно большое заблуждение по поводу сталинской политики по отношению к абортам. Часто считается, что после постановления о запрете аборты якобы прекратились. На самом деле, постановление не запрещало аборты вообще, но лишь несколько ограничивало их применение. Аборты по решению специальных абортных комиссий продолжали производиться. Хотя количество абортов и сократилось, однако в СССР при так называемом запрете на аборты вполне легально производилось абортов больше, чем во всем остальном мире вместе взятом. Если во всех без исключения странах мира аборты в те годы были запрещены и легально не производились и осуждались обществом, то по данным вышеупомянутого доклада В. Сакевич только в РСФСР в 1937 году было вполне на законных основаниях произведено 355 тыс. абортов, в 1938 году 430 тыс., в 1939 году 464 тыс. и в 1940 году 500 тыс. В дальнейшем количество абортов росло неуклонно. В статье Я.Шаповаловой «Государственная политика в отношении абортов в послевоенный период (1945-1950)» упоминаются материалы заседания в Наркомате Здравоохранения 16 августа 1945 года, где говорилось, что в 1944 году в РСФСР было произведено 46,2 аборта на 100 беременностей. Это означает, что на 100 родившихся живыми детей было произведено 85,9 абортов. Если же принять во внимание, что по данным переписи 1959 года в РСФСР насчитывалось 918 тыс. человек рождения 1944 года, то число произведенных абортов можно определить минимум в 788 тыс. В той же статье Я.Шаповаловой приведены данные статистики по абортам за 1949 и 1950 годы. Так, в 1949 году легально в нашей стране было произведено 899 тыс. абортов, а в 1950 году 1140 тыс. абортов. В дальнейшем в 1951 году при жизни Сталина производство аборта было еще более упрощено. Запреты настолько ослабли, что в крупных городах положительные решения об абортах выносились в 90% случаев. Вот как описывалась деятельность по так называемому «запрету абортов» на совещании Минздрава СССР: ««Сидим, выдумываем, какой диагноз поставить, подсказываем: «Может быть, у вас одышка или сердце больное? И пишем фиктивные диагнозы, – признавалась на совещании в Минздраве А.И. Дмитриева, председатель Центральной абортной комиссии Москвы. – Мы отказали в 1954 году всего восьми процентам женщин, а из них все равно 38,9 процента прервали беременность». Из этих слов следует, что 96% женщин сделали аборт. Можно ли после этого всерьез говорить о каком-то «сталинском запрете»?. Хотя приведенная цитата говорит о периоде уже сразу после смерти Сталина, однако следует заметить, что в 1954 году еще действовали прежние подзаконные акты сталинского времени. После постановления о разрешении абортов от 23 ноября 1955 года произошел дальнейший рост их числа так, что в 1960 году в РСФСР было произведено 4,37 млн. абортов. Нет никаких сомнений, что именно сталинское время с его повсеместным искоренением христианских принципов привело к массовому привыканию населения к абортам. Временные и формальные административные ограничения сталинского времени лишь задержали бурный рост числа абортов и падение рождаемости.

Читайте также:  При аборте какой антибиотик можно принять

В заключение мы еще раз напомним, что лишь только с 1960 по 2008 год в РСФСР и России по официальным данным Минздрава и Госкомстата было произведено 185 млн. абортов. Из них с 1960 по 1990 год было сделано 143 млн. абортов. С 1920 по 1960 год оценочно произведено было около 35-40 млн. абортов.

Всего же в России с 1920 по 2010 год было произведено около 220 млн. абортов и Россия оказалась на многие десятилетия мировым лидером по производству абортов, опережая США и Западную Европу в 7-20 раз. Это один из катастрофических результатов богоборческого сталинского режима. Если бы 220 млн. наших нерожденных сограждан взялись бы за руки, то они опоясали бы земной шар по экватору 7 раз. Именно такими планетарными и астрономическими величинами можно оценивать влияние богоборческого режима.

источник

ОЛЬГА ТРИФОНОВА: пошла по стопам супруга

Ольга Трифонова — вдова знаменитого прозаика-антисталиниста Юрия Трифонова, автора «Дома на набережной». Недавно она сама написала книжку — о трагической судьбе сталинской жены Надежды Аллилуевой. Наш спецкор Борис КУДРЯВОВ, живо интересующийся вопросом, поспешил встретиться с авторшей.

— Ваша книга, Ольга, это документальное или все-таки больше художественное произведение?

— Разумеется, в ней присутствует полет фантазии. Хотя и осуществляется он в условиях исторической реальности — от факта, как говорится, до факта. Повествование основано на многих документах.

— Почему вы назвали роман «Единственная»?

— Скорее всего, Аллилуева — единственная женщина, которую Сталин любил по-настоящему. И одна из немногих, кто ему не поддалась. Даже своим уходом из жизни она выражала протест. Сталин не сумел «сломать» жену, сделать тихой и послушной рабой…

Они стали жить вместе в 1917 году, когда Наде исполнилось 16 лет. Иосифу Джугашвили было тогда 39. Надин отец Сергей Яковлевич Аллилуев, возмущенный таким известием, пожаловался своему другу: «Иосиф увез дочь. Зачем она ему нужна? Она же еще совсем девочка». Фамилию мужа Надя взять не захотела. До конца жизни оставалась Аллилуевой.

Кстати, как выяснилось, еще в Курейке, где Иосиф находился в ссылке, его любовницей была молоденькая 14-летняя девочка — сирота Лидия Перепрыгина. У нее родился сын. На Урале недавно обнаружился внук Сталина по фамилии Давыдов. Милейший, надо признать, человек. И своей кавказской внешностью очень похож на деда. По семейной легенде его отец якобы погиб на фронте. Главное, все совпадает по датам!

НАДЕЖДА АЛЛИЛУЕВА: с дочкой Светланой

— Вы лично, Ольга, как считаете: тяга взрослого мужика к юным девочкам — норма или патология?

— Ничего порочного в такой страсти нет. Это как бы желание продлить себе жизнь, стремление к обновлению…

— Документы, говорите? Ну вот, я, например, никогда не слышал, что у жены Сталина был роман с Сергеем Кировым!

— Такие предположения высказывались историками. Надежда очень нравилась Кирову! Она иногда сбегала в Ленинград, и Сергей Миронович ее опекал. Сталин за женой, естественно, следил и дико ревновал. Мои рассуждения об их любовной связи основаны на рассказах Сергея Михайловича Металликова, отец которого был заместителем начальника Главного медицинского управления Кремля.

— Вы пишете, что Сталин якобы ревновал жену еще и к своему первому сыну Якову…

— Есть свидетельства родственников. Надежда Сергеевна очень жалела приемного сына, всячески о нем заботилась. Чем вызывала у мужа сильное раздражение. Яков — сын от первой жены Сталина Екатерины Сванидзе. Она умерла неожиданно в 1908 году то ли от брюшного тифа, то ли от туберкулеза. Кстати, когда Яков пытался застрелиться, единственной реакцией отца было: «Ха-ха! Даже попасть в себя не смог!»

— Надежда ведь тоже своих детей не очень баловала?

— В молодости она казалась очень веселой женщиной. А под конец жизни — глубоко несчастной. Поскольку находилась в глубокой депрессии. Но она была очень хорошим человеком, справедливым. Строгой, но любящей матерью. Очень боялась, что в обстановке немыслимой по тем временам роскоши, в которой они жили, дети избалуются. Поэтому держала их в узде.

— Сталин воспитанием детей занимался мало?

— На нем лежала огромная ответственность перед страной. Он вникал во все проблемы, много читал. Стоит посмотреть его переписку с Кагановичем, чтобы понять — вождь был в курсе всех самых насущных проблем времени. Но и за воспитанием детей он следить успевал. Подправлял то, что ему не нравилось. Обсуждал их учителей в письмах к жене.

ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ: привечал не только малолеток, но и вполне зрелых дамочек

— Вы говорите, они жили в обстановке немыслимой роскоши? Но ведь даже недруги отмечали, что в быту Сталин был скромным человеком!

— А огромное число садовников, шоферов, поваров и гувернанток! А немыслимое количество дач — в Крыму, на Кавказе, в Подмосковье! Некоторые из них Сталин посетил лишь один раз в жизни. Но вся обслуга там держалась. Вдруг хозяин неожиданно нагрянет? У него было очень много одинаково пошитых френчей. То, что в гардеробе лежали рулоны дорогого английского сукна, — факт неоспоримый. Из Узбекистана в Кремль постоянно слали ночные рубашки из натурального шелка, в которых Сталин любил спать…

— Простите, но откуда вы взяли, будто Надежда Сергеевна сделала десять абортов?

— Это тоже имеет документальное подтверждение. Я читала выписки из ее медкнижки. Невозможно остаться равнодушной к столь вопиющему факту. Даже врач, осматривавший ее во время лечения за границей, не выдержал: «Бедняжка, вы живете с животным!» Увы, и собственную жену Сталин не жалел.

— У вас в книжке Иосиф Виссарионович постоянно матерится. Это тоже историческая правда?

— Каюсь: с ненормативной лексикой в книге перебор. Но, по признанию современников, разговаривал Сталин только матом. Слыл похабником и грубым человеком. Даже на заседаниях Политбюро позволял себе нецензурные высказывания. Все это отображено в протоколах.

— Ну, а как вы прокомментируете такую фразу из романа: «Иосиф сказал, положив ей руку на лобок: «Сделай, чтоб здесь было совсем гладко, а то у тебя какой-то Бернамский лес. Татарки делают же себе гладко, а в тебе столько кровей, что наверняка есть и татарская. Удружи как бывший работник Совета по делам национальностей».

— Но эти слова нельзя отнести к ненормативной лексике, просто смешной субъективизм. Ведь Сталин был очень остроумным человеком. Правда, его остроумие носило несколько специфический характер. К примеру, Иосиф Виссарионович очень любил читать Салтыкова-Щедрина и до слез смеялся над фразой: «Пишите доносы, мерзавцы, пишите. » Открыто наслаждался, когда видел разоблачающих себя и других людей. Копание в низменных сторонах человеческих характеров, видимо, доставляло ему удовольствие.

— Вы в книге утверждаете, что Аллилуева баловалась наркотиками. Морфием или кокаином?

— По тогдашним пуританским меркам, кофеин, входящий в состав лекарств, конечно, считался сильнодействующим препаратом. А Надежда Сергеевна не могла без него обходиться. В истории болезни так и записано: «злоупотребляет…» У нее ведь были ужасные головные боли, чуть ли не до потери сознания. Может, только это лекарство и помогало?

— Сталин ведь тоже страдал множеством недугов? Где он покалечил руку?

— История темная. Он рассказывал, что в детстве попал под фаэтон. Видимо, был все-таки какой-то нелеченный ушиб. Его называют бурситом. Или воспалением суставной сумки. Если вовремя от такого заболевания не избавиться, сухожилия начинают усыхать.

Кроме того, врожденный дефект- нога со сросшимися пальцами, доставлял Иосифу Виссарионовичу определенные неудобства. Это видно по своеобразной раскачивающейся походке вождя. Он практически не стоял на одном месте. Болезнь заставляла все время находиться в движении.

Вообще Сталин был человеком нездоровым: с ужасным ревматизмом, чудовищным состоянием поджелудочной железы. В молодости у него обнаружился туберкулез. Который, кстати, вылечился в Сибири благодаря сухому морозному воздуху. Но тяжелые годы ссылки все-таки сказались. Врачи безуспешно рекомендовали вождю: «Поменьше шашлыков и вина».

Ведь Сталин был бытовым алкоголиком. Это можно проследить по «совиному» характеру: с утра всегда очень мрачен, он оживлялся по мере приближения вечера, а значит, застолья. Вот там, говорят, вождь был очарователен: весел, остроумен. Настоящий тамада. Следует учесть, такие застолья проводились практически каждый вечер. Поэтому вставал Сталин поздно.

Но по-человечески Сталин был очень мужественным: не канючил, не жаловался на боли. При всем том, что его мучили, простите, бесконечные поносы, житейская стойкость этому человеку никогда не изменяла.

— Вы говорите, он любил Надежду. Но при этом и постоянно подвергал унижениям?

— Да, есть свидетельства родственников, как Сталин пытался унизить собственную жену. Всяческими способами добивался, чтоб она, выйдя из себя, превратилась в разъяренное существо. Не получалось. Эта женщина имела колоссальную выдержку. Даже при последней встрече, когда Сталин за столом кинул ей в глаз апельсиновой коркой, он ничего не добился. Хотя публичное оскорбление нанес. Чтобы не подчеркивать своего унижения, Надежда Сергеевна даже не вышла из-за стола.

— Вы для себя сделали вывод, как она погибла?

— Официальная версия: Надежда Сергеевна застрелилась из маленького дамского пистолета. Попала прямо в сердце. Что же случилось на самом деле, вряд ли когда-нибудь станет известно. Единственный человек, кто мог это знать, няня — Александра Бычкова. Но она умерла.

Несчастье произошло в кремлевской квартире. Аллилуеву нашли лежащей на полу в спальне. Прибежала нянька, позвали Ворошилова и Молотова. В десять утра из своей комнаты вышел Сталин.

Гроб с телом покойной выставили в ГУМе. Прощаясь с женой, Сталин так сильно наклонился, что гроб чуть не упал. Его слова «Она ушла, как враг», «Зачем она так сделала? Она меня изуродовала?» о многом говорят. Тогда же он обратился к Авелю Енукидзе: «Ты ее крестил, ты и хорони!» И не пошел провожать в последний путь свою единственную любимую женщину.

источник

Президиума Верховного совета СССР товарищу Ворошилову К.Е.

Прошу убедительно, как многодетная мать четверых детей (старшему 6 лет, средним — 4 и 3 года, самому младшему — всего 5 месяцев) разрешить сделать медицинский аборт. Моей беременности — 3 недели. Я устала, мне нужно хоть немного отдохнуть, ведь я не машина выпускать в год по двое детей. Нет сил больше рожать и вскармливать грудью. Прошу ответить немедленно, ведь аборт разрешают делать до трех месяцев”.

Сотни писем советскому руководству — от женщин, которым Сталин своим указом запретил делать аборты, — хранятся в архивах. Сотни, тысячи душераздирающих историй.

“Нельзя превращать женщину в существо, которое должно рожать и рожать!” — твердо высказала свою точку зрения на одном совещании в 1954 году министр здравоохранения СССР Мария Ковригина. Как ни странно, к ее мнению прислушались. Через несколько месяцев сталинский указ об отмене абортов в стране был отменен. Ковригину, в свою очередь, вскоре сместили с высокого поста. А со временем о ней и вовсе забыли.

Мария Ковригина заняла пост министра здравоохранения в 1954 году. Продержалась она в этой должности всего шесть лет. Никита Хрущев, в то время глава государства, указал ей на дверь без объяснения причин.

Сегодня имя Ковригиной никому не известно. Долгое время ни в одном московском архиве не было никаких данных о ее правлении. А ведь многие советские женщины хотели поставить ей памятник при жизни — в 1954 году Мария Дмитриевна отменила сталинский указ о запрете абортов.

В следующем году исполнится девяносто лет со дня рождения Марии Ковригиной и десять лет со дня ее смерти.

“Ковригина не хотела быть министром. Но в то время отказы не принимались”

Дом сталинской постройки на Тверской улице. Здесь доживала свой век Мария Ковригина. Сейчас в огромной квартире осталась дочь бывшего министра здравоохранения Татьяна.

— В то время люди узнавали о своем назначении из газет. Подобное случилось с мамой, — начала рассказ Татьяна Ковригина. — Сталин прекрасно разбирался в людях, но за советом иногда обращался к свердловской революционерке, члену ЦК Розалии Землячке. Именно она заметила Ковригину, когда та приезжала с отчетами в ЦК. Ковригина родом из Челябинска, перед назначением в Москву она руководила на Урале развертыванием сети госпиталей.

В один прекрасный день Розалия Самойловна нашептала Сталину: “Эта женщина нам нужна”. Так в 42-м году мама неожиданно для себя была назначена заместителем наркома здравоохранения СССР по материнству и детству. В 50-м она возглавила Министерство здравоохранения РСФСР, в 52-м стала первым замом союзного министра. Позже, на девятнадцатом съезде партии, ее ни с того ни с сего избрали членом ЦК. После смерти Сталина у нее состоялась беседа с Никитой Хрущевым, который утвердил ее на должность министра здравоохранения СССР, о чем потом сильно пожалел. У мамы не было никакого выбора, отказы в то время не принимались. Хотя она никогда не хотела быть ни министром, ни членом ЦК, ни депутатом Верховного Совета. В школе ее даже из комсомола отчислили за неудовлетворительное поведение.

После назначения на высокий пост характер Ковригиной резко изменился.

— Мама замкнулась в себе. Ведь было страшное время. Она прекрасно это понимала и дома никогда не рассказывала о своей работе.

Мария Ковригина не боялась резать правду–матку не только в ЦК и Совмине, но и на сессии Верховного Совета СССР. Она не раз затрагивала проблемы туберкулеза в стране и поднимала вопрос детской смертности в связи с неблагополучной экологией. Многим это не нравилось. Вскоре ее лишили доступа к статистической информации.

“От радиации в 1955 году погибали тысячи людей, — рассказывала Мария Дмитриевна дочери. — На моих руках мучительно умирал от лучевой болезни первый атомный министр Малышев. Я приходила к нему в палату, а он криком кричал: “Ковригина, ну сделай же что-нибудь!” А что я могла сделать? Только расплакаться. ”

— На одной партийной конференции она открыто выступила с речью о вреде ядерных испытаний. Присутствующие были страшно возмущены. Хрущев прервал ее: “У нас Ковригина только демагогией занимается. Она незрелый коммунист. Я ей не доверяю. Она говорит, что людям на головы сыплются тонны золы и пыли, какие-то яды отравляют воздух и воды! Это что, выступление для заграничной печати?”. После этого ее вызвали “на ковер”, где она заявила: “Если я вас не устраиваю, то вопрос решается очень просто”. Хрущев обещал подумать. В тот момент он уже стал подыскивать более сговорчивую кандидатуру на пост министра здравоохранения.

И все-таки Мария Дмитриевна успела обнародовать невероятные данные по загрязненности престижного правительственного курорта Сочи (“плоды” ядерных испытаний на Новой Земле и в Семипалатинске разносились по всему СССР с радиоактивными дождями). После чего в ЦК назрел очередной грандиозный скандал. Но никаких решений по этому поводу не было принято. Зараженный стронцием-90 30-сантиметровый слой земли на юге снимать никто не стал.

Читайте также:  Внутренне кровотечение при медикаментозном аборте

Но и это не остановило Ковригину. Спустя месяц она замахнулась на оплот номенклатурной медицины — Четвертое управление, предложив сократить его штат на 490 единиц. Такую же записку министр подготовила и по санаторию “Барвиха”. В середине 50-х Ковригиной удалось сократить штат и расходы на питание в самом престижном пансионате. Многие партработники остались недовольны подобными преобразованиями. Группа руководителей Украины и Молдавии даже направила секретарю ЦК Брежневу слезное письмо с просьбой восстановить прежний порядок санаторного обслуживания. В начале 60-х все вернулось на круги своя. Ковригину к тому времени уже освободили от занимаемой должности.

“В квартире Аллилуевых мы занимали комнату для прислуги”

За глаза Марию Ковригину называли женщиной не от мира сего. Она не пользовалась государственными благами — в ее квартире стояла дешевая мебель, у нее никогда не было собственной машины и дачи, она не носила дорогих украшений, нарядным платьям предпочитала строгие темные костюмы.

— Когда в 1942 году мама перебралась в Москву, ей выделили стандартный одноместный номер в гостинице “Москва”, где она прожила несколько месяцев, — вспоминает Татьяна Ковригина. — Позже нас подселили в семью старшей сестры жены Сталина Анны Аллилуевой в Дом правительства, который потом стал называться Домом на набережной. В просторной 5-комнатной квартире нам досталась крошечная комнатка-пенал для прислуги. Мы с сестрой практически не видели маму. В наркомздраве у нее стояла раскладушка, там она дневала и ночевала — при Сталине многие работали ночами.

В той самой квартире номер 200 помимо самой Анны Сергеевны проживали еще несколько родственников Сталина.

— Когда посадили старшего сына Анны Аллилуевой Леонида, она начала звонить знакомым и просить денег. Телефон висел в коридоре, и мы все слышали. Мама, узнав о беде соседей, передала Аллилуевой деньги. Та, потрясенная, разрыдалась.

По словам Татьяны Дмитриевны, семья Аллилуевых жила достаточно вольно. Ковригины не удивлялись такому поведению, понимали, что родственники Сталина могли себе многое позволить. Хотя сам Иосиф Виссарионович их ненавидел. В 1947 году Анна Сергеевна издала воспоминания о Сталине. За что ее приговорили к десяти годам лишения свободы.

— Я читала эту книгу, там ничего особенного не было. Тем более — она получила “добро” от Сталина на публикацию произведения. Но что там было написано, он не знал, — вспоминает Татьяна Дмитриевна. — Анна Сергеевна написала, что в молодости Сталина звали Сосо, и о его сухой руке. Она хотела объясниться, ездила к Васе Сталину на дачу и звонила его отцу по “вертушке”, но им отвечали, что он занят. Иосиф Виссарионович их так и не принял.

Когда взяли Анну Сергеевну, дочь вождя Светлана спросила: “Папа, за что ты посадил мою тетку?”. Иосиф Виссарионович ответил: “Будешь приставать — и тебя посажу”.

— Мы всегда сочувствовали родственникам Сталина, а они на нас смотрели свысока, — рассказывает Ковригина. — Проходя мимо нашей комнаты, фыркали и брезгливо отворачивались. Однажды я услышала фразу: “Понаехали провинциалы”. Несмотря на то что мы жили в одной квартире, никто из нас никогда не сидел за одним столом с Аллилуевыми. Маме было некогда с ними общаться и налаживать контакт. А мы с сестрой нашли общий язык только с прислугой.

Вскоре Мария Ковригина решила перебраться из этого дома. С каждым днем жизнь там становилось все более невыносима.

— В квартире частыми гостями были дети Сталина — Светлана и Вася. Из-за постоянных ночных сабантуев мы не могли заснуть. Когда приходил Васька, в доме раздавались сплошные матюги, громили мебель, слышался звон разбитой посуды. Я была тихим ребенком, поэтому соседи даже не замечали моего присутствия в доме. Однажды хмельной Вася завалился в нашу комнату. Не обращая на меня внимания, стал рыться в шкафу. Видимо, искал спиртное. Все это безобразие побудило маму сменить жилплощадь.

В 1947 году Ковригины переехали в трехкомнатную квартиру на Большую Калужскую улицу. Там стояли две раскладушки и убогая казенная мебель с бирками. Впоследствии Мария Дмитриевна приобрела только маленький письменный столик и пианино.

— Мама никогда не думала о материальных благах. В школе я одевалась хуже всех. У меня было всего одно выходное платье для театра и одно будничное. Мама тоже одевалась скромно. Хотя обшивали ее в спецателье Совета министров СССР. Когда ее готовили к заграничным командировкам, она предупреждала портных: “Шейте так, чтобы не торчало никаких рюшек”. Модельеры вздыхали: “Это необходимо, Мария Дмитриевна!”. Однако дома мама все кружева отпарывала. Также она никогда не носила украшений, — продолжает Татьяна Дмитриевна. — После смерти Сталина маме предложили приобрести дачный участок за какие-то смешные деньги, но она отказалась. Правительственной машиной с “мигалками” она пользовалась только в крайних случаях.

Пока мама была министром, мы жили на госдаче в “Горках-10”. Нашими соседями были Маленков и Хрущев. Дома располагались на берегу Москвы-реки, где за каждым дачником была закреплена собственная “купалка”. В свой единственный выходной мама рыбачила с утра до вечера. На даче нам выделили прислугу. Но мама редко прибегала к ее помощи.

— Мама была предана советской власти до последних дней, — рассказывает дочь Ковригиной. — Со Сталиным личных бесед она никогда не вела, но к нему она относилась с уважением. Однажды я ей дала почитать книгу о смерти Сталина. Мама несколько дней пребывала в недоумении. Ведь все эти события происходили на ее глазах.

Когда умирал Сталин, Мария Дмитриевна, как и остальные члены ЦК, несколько дней не покидала рабочее место. В кабинете Ковригиной телефон не умолкал. Люди заваливали ее письмами с предложениями, как лечить вождя. Все письма она собирала и отправляла Маленкову.

В Центральном московском архиве-музее личных собраний сохранились письма того времени. Все они датированы четвертым марта 1953 года.

“В связи с опубликованным сообщением о состоянии здоровья тов. Сталина И.В., прошу:

1. Срочно обсудить со специалистами по восстановлению жизненных функций возможность сохранения жизни товарищу Сталина в случае рокового исхода заболевания.

2. Не теряя времени, проверить такую возможность на животных (если понадобится эксперимент на людях — предлагаю себя в качестве подопытного).

Достигнутые успехи медициной по этому вопросу (на животных и на людях) не позволяют не испробовать этого метода для спасения жизни товарища Сталина. Кандидат медицинских наук Юдин Ю.Г.”

“Из опыта своего в лечении человека с тяжелой болезнью, которая быстро излечилась, обращаюсь к вам за разрешением приезда мне в Кремль для лечения товарища Сталина. Никитина”.

“Чтобы снизить давление у товарища Сталина, ему нужно несколько раз поставить клизму. Я хочу предложить следующий способ для лечения: на стакан горячей кипяченой воды взять на самый кончик ложки обыкновенной пищевой соли и на самый кончик ложки соды пищевой. Сделать из этого раствора клизмочки — один стакан раствора через каждые два-три часа с тем, чтобы раствор всасывался в кишечник. Затем делать из такого же раствора примочки на живот. Важно, чтобы раствор был такой же, как я делала и делаю для своей мамы и для себя. Но я делала это на глаз. Если соды и соли больше или меньше, то раствор уже не поможет”.

“В связи с болезнью Сталина сообщаем Вам, что в Академии наук СССР создан прибор для непрерывного и бескровного насыщения крови кислородом. В Москве, в Институте физиологии Академии медицинских наук СССР имеется единственный работающий прибор, который в любой момент может быть доставлен для немедленного использования. ”

Также сердобольные люди советовали Сталину прикладывать пиявки к голове, делать медовые ванны из десяти килограммов меда, пить сырые яйца и сок из стеблей петрушки и сырого картофеля, готовить вытяжки из эвкалипта и сидеть на голодной диете.

Помимо этих рекомендаций для спасения вождя предлагали более экзотические рецепты — отпаивать Сталина отваром из умерших пчел или настоем из лягушек и лягушачьих гнезд. Один мужчина лично доставил капли на основе ландыша, корней мухомора и лаврового листа. Для подтверждения безвредности своего эликсира он даже выпил прилюдно глоток из бутылки.

От желающих сдать кровь для переливания отбоя не было. Порядка тысячи желающих спешили обеспечить личный уход за вождем. Женщина, оправившись от кровоизлияния в мозг тоже рвалась в доноры: “Считаю, что кровь человека, перенесшего инсульт и выздоровевшего от него, должна иметь какие-то иммунобиологические свойства”.

“Нельзя превращать женщину в существо, которое должно рожать и рожать!”

Благодаря Марии Ковригиной в июле сорок четвертого был подготовлен указ о помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям. Отпуск по беременности и родам увеличили с 63 до 77 дней. Затем министр здравоохранения стала бороться за разрешение абортов в Советском Союзе.

Чтобы повысить рождаемость в стране, в 30-е годы медицинский аборт сделали платным. Бесплатными услугами могли воспользоваться женщины, больные открытой формой туберкулеза, с врожденным пороком сердца, с диагнозом “шизофрения” или с эпилепсией. Остальным приходилось прерывать беременность за 50 рублей при средней зарплате 80—100 рублей. Позволить себе дорогостоящую операцию могли далеко не все. Неудивительно, что количество подпольных абортов резко возросло. От нежелательной беременности избавлялись при помощи спиц, крючков, катетеров, гусиных перьев, мелких березовых чурок.

Введение платного аборта не увеличило количество матерей в стране. Тогда Сталин решил ужесточить меры — 27 мая 1936 года было принято постановление о запрещении абортов. Однако в тот же год беременность прервали порядка 15 тысяч женщин. Из них 80 процентов сделали криминальные аборты.

С 1952 по 1954 год в Москве от внебольничного прерывания беременности умерли около 400 женщин. На одном совещании министр здравоохранения Мария Ковригина приводила жуткие случаи, когда женщины вводили внутриматочно водку, йод, марганец, хну, делали вливание мылом и содой, что вело к нарушению деятельности центральной нервной системы и поражению печени. “24-летняя девушка сделала на дому аборт на пятом месяце беременности. Плод был проткнут в брюшную полость, матка разложилась так, что ее уже невозможно было собрать” — докладывала Мария Дмитриевна. В милицейских сводках фигурировали факты насильственной смерти младенцев. Детей душили подушками, выбрасывали на помойку, топили в уборных.

В архивах Марии Ковригиной сохранились трогательные письма женщин, которым не разрешали прерывать беременность.

“Председателю президиума Верховного совета СССР

Прошу убедительно, как многодетная мать четверых детей (старшему 6 лет, средним — 4 и 3 года, самому младшему — всего 5 месяцев) разрешить сделать медицинский аборт. Моей беременности — 3 недели. Я устала, мне нужно хоть немного отдохнуть, ведь я не машина выпускать в год по двое детей. Нет сил больше рожать и вскармливать грудью. Прошу ответить немедленно, ведь аборт разрешают делать до трех месяцев”.

“Прошу разрешить 6-й городской больнице произвести мне медицинский аборт. Абортная комиссия города Саратова находит меня недостаточно больной для этой операции. Я сама не считаю себя больной. Но родить пятого ребенка я не могу и не допущу этого, даже если мне придется рисковать жизнью.

За девять лет супружеской жизни у меня родилось четверо детей. Старшей девочке — 8 лет, сыновьям — 5, 3 и полтора года. Третий ребенок рос болезненным. В две недели малыш заболел коклюшем с воспалением легких и с самого рождения болел желудком. Когда сыну был 1 год и 3 месяца, у меня родился четвертый ребенок. Беременность протекала тяжело, я не могла гулять с младшим, поэтому он рос слабым и болезненным.

Сейчас дети выросли, я воспитываю их одна. Няньки ко мне не идут — больно много детей. Не могу я сейчас родить пятого, надрываться мне больше некуда!

Выход один — делать самой себе аборт. УК меня за это преследовать не будет. Боюсь, что и некого будет преследовать после моей самодельной операции — практики у меня нет!”

“Здравствуйте, товарищ министр! Моему первому ребенку 4 года, второму шесть месяцев. Сейчас у меня 12 недель беременности. В женской консультации мне отказали в аборте. Сказали, что мой ребенок здоров, у него нет хронической болезни, поэтому сын может обойтись без грудного вскармливания. А мне приказали рожать третьего. Я впервые сильно пожалела, что мой ребенок здоров. ”

Судьбы женщин решали абортные комиссии при женских консультациях. На производствах создавались активы, которые выявляли ранние сроки беременности. Прерывать беременность разрешалось только по медицинским показаниям.

“Нам приходилось самим выдумывать диагноз беременным, — признавалась председатель Центральной абортной комиссии Москвы. — Мы отказали в 1954 году всего восьми процентам женщин, а из них все равно 38,9 процента прервали беременность”.

Ведущая отделение тяжелых больных в гинекологической больнице №6, даже написала письмо в правительство: “. Много женщин после криминального аборта погибало в первые сутки от тяжелого септического состояния. Коек не хватает, приходится класть лихорадящих больных на пол. Ни пенициллин, ни стрептомицин не помогают. Очень страшно, когда знаешь, что спасти женщину нельзя, а у нее остаются сиротами дети двух-трех лет, которых мы приводим к ее постели проститься”.

Не одна сотня профессиональных врачей пострадала в то время. Многие акушерки производили запрещенные операции на дому за деньги. Женщины выкладывали бешеные суммы подпольным “абортмахерам”, продавая иногда последние вещи. Более тысячи врачей и фельдшеров, которые нелегально производили операции, оказались на скамье подсудимых. Одному известному в то время ленинградскому доктору дали три года колонии строгого режима. Отсидел он год. Его досрочно освободили за примерное поведение. Начальник колонии лично хлопотал, чтобы скостить ему срок. За это время подсудимый абортировал более сотни женщин, работающих на зоне.

“Хотя рождение детей и является общественной функцией женщины, но все-таки это и ее личное дело. Нельзя превращать женщину в существо, которое должно рожать и рожать!” — рассудила однажды Мария Ковригина. Материалы совещания в Минздраве легли в основу указа от 5 августа 1954 года Президиума Верховного Совета СССР “Об отмене запрещения абортов”.

— После того как маму убрали с министерского поста, она возглавила Центральный институт усовершенствования врачей МЗ СССР. В 1986 году вышла на пенсию. В последние годы о маме уже никто не вспоминал, она оказалась никому не нужна, — вздыхает дочь Ковригиной. — Когда мамы не стало, мы решили похоронить ее на Ваганьковском кладбище. Но не хватило денег.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №1238 от 26 июля 2001

источник