Меню Рубрики

Аборты в семьях священников

Мы обращаемся к тяжелой теме, и здесь я не хочу повторять многое из того, что уже было написано про аборты, — сейчас есть масса хорошей просветительской литературы. Остановлюсь лишь на описании современной практики пастырского попечения о женщинах, сделавших аборты, т.е убийство собственного дитя. И здесь хотелось бы осветить следующие моменты:

1. Позиция Церкви по вопросу абортов, изложенная в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

2. Практика исповеди и епитимьи согрешивших абортом (с использованием опыта прот. Димитрия Смирнова, прот. Артемия Владимирова, свящ. Максима Обухова, свящ. Павла Гумерова).

3. Церковная икономия в так называемых «тяжелых случаях».

***1. Из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви».

«С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

Помимо этого, аборт представляет собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери… Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах. В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей (т.е. когда есть дети, которые могут остаться без матери, а не потому, что «женщина уже рожала» — иг. Т.), в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь.

Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака… Грех ложится и на душу врача, производящего аборт… Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности; при этом верующий медик должен тщательно сопоставлять медицинские показания и веления христианской совести».

2. Практика исповеди и епитимьи согрешивших абортом

Основываясь на практике современных духовников, можно выделить следующие стадии покаяния согрешившей абортом:

1) Прежде всего, поняв и прочувствовав всю тяжесть и греховность содеянного, женщине нужно даже в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения в будущем. При этом в содеянном следует винить саму себя, а не трудные обстоятельства, не вердикты врачей, не дружные усилия родственников, толкавших ее на убийство ребенка.

Надо отметить, что есть немало матерей, считающих, что они имели полное право так поступить, а потому и не испытывающих мук совести. У многих таких женщин совесть сейчас молчит, но она непременно даст о себе знать позднее, когда придут старость, болезни, приблизится смерть. И это будет страшным мучением для них, ведь тогда уже будет поздно жалеть, пытаться что-то сделать, что-то исправить. Для таких женщин пастырское попечение должно выражаться в приведении к покаянию через объяснение всей тяжести греха аборта. И не только в проповедях в храме, но и максимально возможной разъяснительной работе в обществе.

2) Женщина должна полно и с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, сказав священнику, сколько нерожденных детей было ей убито, и каяться при этом даже в выкидышах — этих несчастиях супружеской жизни, которые, тем не менее, нередко бывают обусловлены либо сделанными ранее абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве. И не секрет, что даже один сильный душевный импульс может привести к извержению плода из чрева матери. Кроме того, надо осознать и принести покаяние в покушении на самоубийство и нанесение вреда своему здоровью, потому что аборт часто приводит и к таким последствиям.

Многие женщины, особенно в сельских районах, где священник знает всех лично, по именам, стыдятся признаться в этом страшном грехе, и часто скрывают это преступление перед ним, чем еще больше усугубляют свое сложное душевное состояние, потому что добавляют ко всему прочему кощунственную по сути исповедь. Очень важно понять, что нельзя стыдиться в покаянии, а, напротив, необходимо открыть перед священником свой грех, что нет такого греха в мире, кроме греха против Святого Духа, которого бы Господь не простил. И тогда тяжелейшее состояние страха, стыда, мучений, домыслов, терзавшее женщину до исповеди, покинет ее, и она с радостью примет и выполнит назначенную священником епитимью.

3) Покаявшись в этом грехе у креста и Евангелия, следует получить у священника епитимью, покаянное правило, которое надо совершать со всей тщательностью, чтобы душа, израненная грехами, обрела возможную чистоту и цельность.

Как правило, жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями. Здесь могут быть и одиночество, и бездетность, и семейные проблемы, и трудности с воспитанием детей, иногда даже их потеря, и расстройство душевного и телесного здоровья, и бедность, а, бывает, и нищета. Часто человек не может избавиться от гнетущего ощущения зря прожитой жизни. Все скорби могут рассматриваться как епитимия, очищающее наказание за грех, а через терпеливое перенесение этих необходимых скорбей, соединенное с искренним покаянием и сокрушением сердца, приходит и прощение. При этом было бы неправильно считать, что женщина наказала сама себя и, значит, пусть дальше будет всю жизнь мучиться. Задача пастырского попечения — рекомендовать ей дела покаяния, которые облегчили бы ее совесть и укрепили надежду.

Епитимия кающейся в абортах сейчас назначается в частном порядке, но при этом полезно объяснить, что Святая Церковь по древним канонам за аборт отлучала от Причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Да, сегодня это правило не применяется, но необходимо понимать, что аборт — один из самых тяжких грехов. Епитимия носит не искупительный (выполнила — и как будто ничего не было), а дисциплинарно-исправительный характер, и соразмеряется с духовным и телесным состоянием кающейся, при этом бывает строго индивидуальна. Епитимия, данная одной женщине, не может быть автоматически перенесена на всех. В каждом случае учитывается возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающейся и многое другое, включая и внешние обстоятельства.

При назначении епитимии нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех, не существует (а ведь порой женщины пытаются оправдывать себя, сообщая, что «на все аборты я молитвы брала»). Чинопоследование из Требника «Молитва жене, егда извержет младенца» относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности (к примеру, при поднятии тяжестей), но отнюдь не к намеренному искусственному прерыванию беременности. И, разумеется, не могут считаться достаточными для «автоматического искупления» греха раздача какого-то количества комплектов детского белья, детского питания, постановка определенного количества свечей — подобные суеверия имеют активное хождение в обществе.

Надо заметить, что священник не всегда может дать такую строгую епитимию, которая отвечала бы данному греху. Священник оценивает духовное состояние женщины и решает, какую епитимию назначить, исходя из всех условий. Иногда можно спросить женщину, какую епитимию она сама хотела бы для себя. Если женщина желает понести епитимию, которая, по ее мнению, принесла бы пользу или успокоила ее душу, и если это не противоречит канонам Церкви, то священник может ее благословить.

Епитимьи могут быть такими:
— определенное количество поклонов каждый день на протяжении года с молитвой «Господи Иисусе Христе, Сын Божий, помилуй меня грешную»;
— чтение покаянного канона ко Господу Иисусу Христу в течение сорока дней или акафиста для женщин, которые сделали аборт;
— молитвы, читаемые в определенное время, назначаемое священником;
— дополнительный пост в те дни, когда пост не установлен;
— можно читать три раза в день пятидесятый псалом, опять же в течение определенного времени и т. д. Особое внимание надо уделить регулярному чтению Евангелия.

Священник, как духовный врач, может прислушаться к пожеланиям кающейся, назначая епитимью, которую он видит на данное время подходящей.

Самое действенное средство — посещение богослужения, Святой Литургии, на которой женщина может заказывать поминовение, но (увы!) не за своего ребенка, погибшего некрещеным, а за детей других матерей, или же о здравии и благополучном родоразрешении беременных. Если этими молитвами спасется хоть один ребенок, можно надеяться, что Господь не вменит женщине прежнего греха.

4) Что женщина может еще сделать, кроме искренней исповеди и выполнения епитимии, назначенной священником?

Вспомним апостольские слова: «Жена (…) спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 14-15). Исходя из этого, можно было бы сказать, что те, кто избавлялся от детей, должны, принеся покаяние, их рожать. Но, к сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства из кающихся женщин уже закрыт: либо из-за физиологических возрастных изменений, либо из-за влияния последствий абортов на женский организм. Но бывает, что у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, есть взрослые дети, которые тоже делают аборты. И тогда пожилые матери должны использовать все свое влияние, чтобы их дети не убивали своих детей, а рожали.

Есть и еще один способ облегчить свою совесть. Каждый день в нашей стране убивают несколько тысяч нерожденных младенцев. По молодости, по глупости, по незнанию, находясь в сложной жизненной ситуации, испытывая давление родственников или любимого (!) человека, или потому, что «любовь прошла», а то и просто потому, что кто-то посоветовал… И в этой трудной ситуации рядом очень часто нет человека, который сказал бы правду.

Этот труд — объяснение всей пагубности и последствий аборта — может взять на себя женщина, сама испытавшая тяжесть греха детоубийства. Иногда достаточно проявить человеческое участие, любовь, правдиво рассказать о необратимых последствиях аборта, о том, как может это повлиять на жизнь женщины и взаимоотношения в семье, да и, в конце концов, просто объяснить, что это грех (многие ведь даже этого не понимают!). Бывает, что небольшой материальной помощи, покупки вещей, необходимых к рождению малыша, достаточно, чтобы предотвратить убийство ребенка. И дело здесь не только в стоимости самих пеленок, а в участии, сочувствии, сострадании, в пробуждении в душе женщины радостного ожидания будущего материнства. Подумайте, ведь иногда так легко спасти человеческую жизнь, и не только жизнь этого несчастного ребенка, но всех его будущих детей и внуков! В Послании св. апостола Иакова читаем: «Обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20). Приведем и другие слова из Священного Писания: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Притч. 24, 11). Понятно, что, спасая нерожденного ребенка от смерти, мы спасаем человеческую жизнь, а значит, покрываем и свои грехи.

Все это относится не только к женщинам. Такую же, равную или даже большую ответственность несет и мужчина, который дал согласие на убийство своего ребенка или настоял на этом. Ему, как и женщине, нужно исповедаться в этом грехе и придерживаться советов, которые даст ему священник на исповеди. Если женщина, сделавшая аборт, не замужем, то ей, кроме сказанного выше, необходимо покаяться на исповеди и в этом. Это касается также и тех, кто живет в так называемом «гражданском браке» (не путать с зарегистрированными в ЗАГСе отношениями). Ведь здесь имеет место нарушение уже двух заповедей: «Не прелюбодействуй» и «Не убей».

Хотелось бы сказать и о тех, кто помогает делать или делает аборты, — о врачах или знахарях, которые уже «наладили конвейер». Если они не покаются и не прекратят эти свои страшные дела, то на Страшном Суде Господь спросит их о каждом убитом ребенке. Этих людей можно отнести к особой категории лиц, с огромным трудом приходящих к покаянию. И если большинство их пациенток, в конце концов, приходит к покаянию, то кающихся и вставших на путь исправления сотрудников абортариев, к сожалению, можно по пальцам пересчитать. Неужели они никогда не содрогались от вида умерщвленных и исторгнутых ими бессловесных младенцев?

3. И, в заключение, хотелось бы поговорить о принципе икономии и так называемых «тяжелых случаях».

Есть ли в ситуации с абортами хоть какая-то возможность для послабления? К примеру, если беременность наступила в результате изнасилования, кровосмешения или имеются патологии плода, наличие противопоказаний для родов? Или если будущая мама сама почти подросток, и «все эти коляски и пеленки» могут стать для нее «обузой» в построении жизненной карьеры? Неужели современная медицина не вправе оказать ей «квалифицированную» помощь в этой проблеме? Вопрос, почти созвучный вопросу классика о счастье на слезинке ребенка. И ответ на него Православие может дать только отрицательный! Пято-Шестой Вселенский Собор однозначно признал аборт убийством, а беременную женщину, согласившуюся на него, и того, кто совершает аборт, убийцами (Правило 91).

Там, где речь идет о человеческой жизни (при условии, что эта жизнь не является прямой угрозой ни для какой другой жизни и/или не подвергается опасности при попытках спасти другую жизнь), никакие действия против этой жизни не могут быть предприняты вне зависимости от того, при каких обстоятельствах произошло зачатие или какой может оказаться жизнь ребенка после рождения.

Несомненно, что даже в случае изнасилования, кровосмешения или «дефектов» плода, понятие икономии не может быть применено для оправдания аборта, так как аборт является нарушением шестой заповеди и заповеди «Возлюби ближнего своего как самого себя», которую Христос назвал второй главной заповедью.

Неродившийся малыш — самый беззащитный из людей, из наших ближних, и у нас нет права убивать его. И мы не можем позволить женщине, тоже нашей ближней, подвергать опасности свое тело и душу, совершая грех аборта. Как бы мы не называли нерожденного малыша -«плод», «эмбрион» — это человеческое существо, созданное по образу и подобию Божиему, с самого начала своей жизни находящегося под защитой Божественной Любви. Ни обстоятельства, при которых он был зачат, ни его физическое и умственное состояние не меняют его достоинства в глазах Божиих, поэтому наша обязанность — защищать его жизнь и его мать от происков лукавого.

С другой стороны, если во время беременности появляется не мнимая, но реальная угроза для жизни женщины, разрешается предпринимать шаги для ее спасения, даже если они могут привести к трагедии — самопроизвольной гибели ребенка внутри материнской утробы.

Нельзя не упомянуть и то, что в женских консультациях нередко уговаривают сделать аборт по медицинским показаниям. Подчас не слушая возражений, выписывают направление на аборт, в том числе на поздних сроках. В качестве «несокрушимых» аргументов начинают говорить о противопоказаниях, страшных патологиях плода и т.д. Что делать православным в таких случаях? Не бояться никаких «страшилок» и не опускать руки, поверив всему, что говорится. Если поставлен неблагоприятный диагноз, нужно приложить все усилия, чтобы все перепроверить, проконсультироваться у других врачей, в крайнем случае — найти деньги, обратиться в платную клинику. Нельзя верить первому встречному. Врачи — тоже люди, они не являются непогрешимыми, вполне могут ошибаться и далеко не всегда — злонамеренно. К примеру, с помощью столь широко распространенной ультразвуковой диагностики очень часто неправильно определяют пол ребенка, да и пользуются этим методом нередко без необходимости и не очень квалифицированно.

Читайте также:  Социальные ролики про аборт

Бывает, что в результате некорректных интерпретаций исследований патологию определили, в результате перепроверки диагноз сняли, а будущая мама от услышанного давно уже находится на грани нервного срыва. Надо ли объяснять, насколько это вредно для плода?

Даже если диагноз подтвердился, не стоит преждевременно паниковать. Многие родили не одного ребенка, имея в анамнезе очень серьезные медицинские противопоказания.

Верующим, православным людям, даже при весьма мрачном прогнозе, нет выбора: рожать или не рожать. Если при родах случится самое страшное, такой поступок Господь примет как мученический подвиг.

Большинство женщин делают аборт, «не ведая, что творят». Современные средства массовой информации навязывают нам состояние сна разума и иллюзий. Врачи, направляя на аборт, успокаивают, рассказывают «жизненные истории», называют убийство «чисткой», «прерыванием беременности», «восстановлением менструального цикла» и т.д. Другими словами, делается все, чтобы не называть вещи своими именами. В реальности ни один врач не может верить в то, что «эмбрион является частью тела матери». Все врачи учились в медицинском институте, все они знают, что часть тела никоим образом не может иметь независимую кровеносную систему, кровь которой не смешивается с кровью матери, а иногда бывает и другой группы.

Можно пожелать будущим родителям трезво, спокойно, разумно относиться к тому, что навязывают им СМИ, советуют «доброжелатели», друзья/подруги. В сомнительных случаях всегда можно подойти к священнику со своими сомнениями и страхами и получить совет. И, конечно, нельзя забывать о необходимости усиленной молитвы, испрашивании помощи Божией и о благодатной силе церковных Таинств, дающих нам силу справляться со всеми тяжкими испытаниями.

Аборты, как таковые, в древности существовали, поскольку о них говорит Аристотель, Гиппократ, Овидий. Древние израильтяне не жили в вакууме и не могли не знать о существовании аборта. Наверняка они были распространены не только в греко-римской цивилизации, но и среди народов, непосредственно окружавших Палестину. Тем не менее искусственный, преднамеренный, аборт не упоминается в Законе и пророках. Это говорит о том, что древнему еврею не могло даже прийти в голову уничтожать свое потомство таким чудовищным образом. И это даже при том, что иудеи нередко отступали от Бога, предавались идолопоклонству и т.д.

В Библии абсолютно ясно и недвусмысленно прослеживается мысль о том, что жизнь человека начинается не с момента рождения, а с момента зачатия:

«Так говорит Господь, создавший тебя и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней» (Ис. 44:2).

«Ибо ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. » (Пс.138:13-14).

«Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя» (Иер.1:5).

Так, Иоанн Креститель «и Духа Святого исполнился еще от чрева матери своей»(Лк.1:15).

«Господь призвал меня от чрева … И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе.. »
(Ис. 49:1-5).

Апостол Павел говорит: «Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею…» (Гал.1:15).

«Не Он ли, Который создал меня во чреве, создал и его, и равно образовал нас в утробе ?» (Иов. 31:15).

Исааку наречено имя прежде его зачатия: «Бог же сказал [Аврааму]: именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным [в том, что Я буду Богом ему и] потомству его после него»(Быт.17:19).

Иоанну Крестителю было дано имя прежде рождения (Лк.1:13). Он еще во чреве матери своей взыграл приветствуя только на днях зачавшегося от Духа Святого Богомладенца во чреве Пресвятой Богородицы. Он уже проявляет свое ведение, сознание и личность, хотя ему еще 6 месяцев во утробе матери!

Во время Благовещения ангел Господень нарекает имя Богомладенцу прежде его зачатия от Духа Святаго: » И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус» (Лк.1:31).

Нет никакого сомнения, что Библия ясно говорит о том, что жизнь человека начинается с момента зачатия и, следовательно, аборт, на каком бы сроке он не производился, является убийством.

Заповедь «Не убивай» (Втор. 5:17) вне всякого сомнения относится и к нерожденным детям.

«Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Ин.3:15).

«Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти» (Числ. 35:16).

«Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души. А Твоей руки невозможно избежать» (Прем. 16:14-15).

«Заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи. Так, возгнушавшись древними обитателями святой земли Твоей, совершавшими ненавистные дела волхвований и нечестивые жертвоприношения, и безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях, и родителями, убивавшими беспомощные души, — Ты восхотел погубить их руками отцов наших» (Прем. 12:2-6).

источник

Среди православных праздников выделяется день памяти святых мучеников-младенцев, что были убиты в Вифлееме по приказу Ирода. Они еще не знали, но уже пострадали за Христа. Этот день должен праздноваться особенно на территории России, потому что люди здесь ежегодно убивают до 6 млн. детей в утробе матери.

Каково отношение Церкви к абортам и как правильно поступить православным верующим? Подробные ответы на эти вопросы можно найти ниже.

Верующие люди живут в государстве и должны соблюдать его законы и правила. Но что делать, если закон идет вразрез с церковными канонами и Божьими Заповедями? Следует ли менять отношение Церкви к абортам, если государство законодательно разрешает эту процедуру?

Аборт — искусственное прерывание беременности хирургическим путем или медикаментозным вмешательством. Греческий митрополит Мелетий написал книгу, в которой он цитирует адвоката: «Верным доказательством абсолютного нравственного падения нации будет то, что аборт начнет быть делом обычным и абсолютно приемлемым».

Это то, что сегодня можно наблюдать во всем мире, но если в Америке и Канаде верующие люди выходят протестовать, то в странах СНГ долго не было даже такого движения. Отдельные группы людей ведут деятельность, которая направлена на прекращение этой практики, на помощь женщинам, которые попали в трудную ситуацию и сомневаются, но официального законодательно оформленного движения нет.

Некоторые люди не знают позицию Церкви по этому вопросу, но не потому, что она ее не имеет, а потому что им выгодно притворяться несведущими. В то время как Церковь прямо заявляет: аборт — это убийство!

Церковь всегда рассматривала желание прервать беременность как тяжелый грех. По канону, аборт приравнивается к убийству, поскольку по Писанию жизнь человеку дает Бог и это Его дар, который надо с благодарностью принимать.

В Псалтыре царь Давид пишет:

«Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей… Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои» (Пс.138:15-16).

Пророк Иеремия также получил подтверждение от Господа:

«Я образовал тебя во чреве… и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер.1. 5-6).

Разве это не четкое подтверждение того, что всякая жизнь от Господа. Кто такие люди, что позволяют покушаться на этот дар и отвергать его?

Наука подтверждает, что ребенок с первых дней в утробе развивается очень быстро и на 11 неделе уже имеет полностью сформированный скелет, внутренние органы и нервную систему, т. е. уже его сердце бьется, а он может ощущать боль. Поэтому, все утверждения, что пока ребенок не родился — он не живой, это ложь.

В документе «Учение 12 апостолов», древнем памятнике письменности Церкви, четко сказано: «Не убивай ребенка, причиняя выкидыш». Апологет Афинагор называет женщину, которая решилась на это — убийцей, святитель Василий Великий говорит, что тот, кто умышленно убивает плод во чреве подлежит осуждению как убийца и его слова подтверждаются 91 правилом 6 Вселенского Собора.

Таким образом, четко определяется позиция Церкви по отношению к абортам: делать аборты — страшный грех, а такая женщина считается убийцей и должна понести серьезное наказание за свой грех, как и отец ребенка и врач, совершивший процедуру.

При этом, сделанный втайне аборт дает право отцу расторгнуть брак. Что касательно врачей — Церковь ратует за предоставление им права отказаться от проведения процедуру по моральным убеждениям. Распространение и одобрение абортов воспринимается духовенством как признак угрозы человечеству и морального разложения общества.

Православная Церковь не дает благословение на производство аборта ни при каких обстоятельствах, но она не отвергает женщин, уже совершивших такой грех — они обязаны ходить в храм, служить Господу и неустанно просить у Него прощения за совершенный поступок.

Служители могут со снисхождением отнестись к прерыванию беременности только в том случае, если есть угроза жизни матери. Такая женщина не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но обязана исполнять покаянное молитвенное правило, которое определит ее духовником.

Молитвы для тех, кто сделал аборт:

Многие активисты за аборты, говорят, что это выход из сложной ситуации, в которую попала женщина. Но почему-то женщина не убивает себя в проблемах, она ищет выход и находит — убивает ребенка.

Существует масса свидетельств девушек, которых выгоняли мужья, парни и родители, узнав, что она ждет ребенка. Но они не делали аборт, а шли в храм, в социальные службы, центры помощи и рождали здоровых детей, которых им послал Господь. И Он не оставляет ни в какой ситуации, Он всегда дает не только решение проблемы, но и укрепляет в испытаниях и обильно благословляет.

Важно! Поэтому не следует отчаиваться и убивать дитя. Следует молиться и искать помощи, а Господь все усмотрит!

Существует масса вопросов, которые задают православные верующие и неверующие люди, которые напрямую касаются абортов и отношения к ним. Церковь старается дать ответы на все возникающие вопросы.

Самые распространенные из них:

— Существуют ли какие-либо инициативы в направлении, защищающем позицию Православной Церкви в вопросах аборта?

— Есть достаточное количество разных организаций, чья миссия — это защита ребенка в утробе матери. Среди них центр «Жизнь» и ЦОС по биоэтике при Московской Патриархии. Кроме того, почти каждая епархия имеет при себе подобную организацию. Но, для того, чтобы услышать официальную позицию Церкви не надо создавать организации. Достаточно спросить у любого священника или батюшки, чтобы узнать ответ. Кроме этого, прихожане должны сами иметь активную позицию и влиять на общество в своем круге общения.

— Что должно быть сделано вначале? Если пока нельзя официально запретить проведение абортов, можно ли изменить их статус пока?

— Абсолютное зло — это законодательное разрешение женщине совершать аборт. Пока общество не воспримет благожелательно запрет и это вызовет возмущения и протесты. Это путь раздора, но не мира. Поэтому для начала можно:

  • разделить места, где проводят аборты от роддомов, мест, где дети рождаются. Это цинично, совмещать эти кабинеты, где детей убивают и где им дают жизнь;
  • разделить также и специалистов;
  • запретить рекламу абортов в СМИ, Сети и по телевидению;
  • обязать абортарии предоставлять женщинам информацию, где она может получить социальную поддержку и психологическую помощь, если она не уверена в своем решении. Разрешить и распространить рекламу таких центров помощи в абортариях и женских консультациях.

Православие о деторождении:

— Что делать женщине, которую врач-гинеколог подталкивает к аборту, нагоняя страха и угрожая больными детьми и проблемами со здоровьем?

— Нельзя молчать о психологическом давлении и насилии. Если такое происходит с женщиной она, как минимум, должна оставить жалобу на такого врача его руководству, а как максимум — подать на него в суд.

Конечно, верующие должны быть смиренными, но не тогда, когда дело касается оскорбления и склонения ко греху.

Иисус сказал апостолу Петру «Отойди от меня, сатана!» (Мф. 16:21), когда тот пытался склонить его к неправильному поступку, поэтому верующие также не должны молчать.

источник

Аборты – бич времени

Об опасных последствиях абортов официальная медицина часто умалчивает, а о том, что аборт является убийством, лишением жизни уже живущего в утробе матери младенца, вообще рассуждать не принято. Ну да, вещают священники. Но Церковь много чего говорит непонятного, например: молиться за врагов, прощать обиды, делиться с ближним, не воевать с соседом и не презирать его за то, что он другой национальности и изъясняется на другом языке… А также – не отдавать свою душу в объятия политической пропаганды, но слушать голос Бога и исполнять Его законы. В Церкви на первом месте стоит «возлюби», а далее – «не убий»…

Говорят, что у человека, пролившего невинную кровь, душа чернеет и начинает со временем болеть. Каковы же терзания молодой женской души, по ведению или неведению оборвавшей жизнь своему собственному ребенку?

Автору этих строк довелось общаться с одной мантийной монахиней, 20 лет с лишним проживающей в обители и ежедневно молящейся о своем далеком грехе молодости, который и подвиг ее оставить мир, двоих уже взрослых детей и принять иноческий постриг. Терзания души ее были столь велики, что боль от содеянного преследовала многие годы, так что она ежедневно совершала молитвенное правило за совершенный грех детоубийства во чреве и выполняет его по сей день…

Об этом мы беседуем с настоятелем Свято-Макариевской общины протоиереем Владиславом Софийчуком, в приходе которого, следуя давней традиции, берущей начало еще с довоенного времени прошлого века, ведется духовно-попечительская деятельность с женщинами, совершившими аборт, как правило, по неведению, а потом раскаявшимися в этом страшном грехе.

– Количество подобных трагедий, происходящих ежедневно в стране, сосчитать трудно, – говорит о. Владислав. – Известно, что на 100 новорожденных приходится 149 абортов. Т. е. рождаемость в Украине могла быть в два с лишним раза выше и численность населения не сокращалась бы так стремительно. Ежегодно количество наших сограждан уменьшается на 300 тысяч человек, что равнозначно населению такого областного центра, как Черновцы. Это в масштабах страны.

Читайте также:  При аборте какой антибиотик можно принять

Представим себе семью, члены которой умертвили собственных детей: может ли в этом доме витать благодать Божия? А теперь представьте народ, который ежедневно убивает свое будущее поколение – может ли он быть счастливым и богатым.

В советское время аборт был официально разрешен и относился к категории добровольного «регулирования количества детей в семье». Бытовала даже некая «норма»: в семье должен быть один ребенок (особенно в городах и почему-то, как правило, у интеллигенции), реже – два, а еще реже – три. Рождение более четырех детей относились к разряду подвига с присвоением звания «матери-героини»… Новые беременности прерывались. А точнее – младенцы убивались…

И никто при этом не считал количество покалеченных женских душ, которые через определенное время начинали томиться от сознания содеянного. А если узнавали еще, что аборт – это тягчайший грех перед Богом и по тяжести является убийством человека, искали способ, как загладить его. И не находили…

Христолюбивый Батюшка

Об этом много размышлял и говорил в свое время один замечательный киевский священник Георгий Едлинский.

Справка: Георгий Михайлович Едлинский (1902–1988) – сын священномученика протоиерея Михаила Едлинского. Начальное образование получил в школе-приюте, которую построил и содержал на церковные деньги его отец при Борисоглебском храме. В 1919 г. Юрий окончил Киевскую духовную семинарию, а в 1924 г. – Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Позже, в 1924–1927 гг., он учился также в Киевском государственном университете на литературно-лингвистическом факультете, но, как сын служителя Бога, был исключен. В 1941 г. Георгия Михайловича рукоположили в сан священника и назначили настоятелем Воскресенского храма г. Киева. С 1945 г. до конца жизни (+1988) – служил в Макариевской церкви г. Киева.

Жизни этого уникального пастыря нужно посвящать отдельные публикации. Скажем лишь, что после окончания войны в 1941–1945 гг. Макариевский храм, укрывшийся между рощами и ярами киевской древней Татарки, стал местом молитвы многочисленной интеллигенции, посещавшей его втайне от бдительного атеистического ока КГБ. В беседах с прихожанами о. Георгий, преподаватель Киевской духовной академии, образованнейший человек, молитвенник и духовник, часто поднимал тему абортов и стремился донести до прихожан понимание и осознание греха детоубийства. Мало того, он окормлял женщин, раскаявшихся в этом грехе, налагал на них епитимию, а на себя брал подвиг молитвы о них, прося у Бога прощение о содеянном и духовного укрепления покаявшимся. Конечно же, приснопамятным батюшкой Георгием двигали любовь Христова и огромное сострадание. Эти качества он унаследовал от своего отца, священномученика, расстрелянного в 1937 году. Михаил Едлинский известен был не только в Киеве, но и по всей России того времени, славился духовными дарами, опекал людей, страждущих недугом пьянства. Аборт в то время карался законом, и все же подпольно такие преступления совершались, и о. Михаил также вымаливал несчастных грешниц, если те приходили к нему с покаянием. Не случайно святой праведный Иоанн Кронштадтский приезжавшим к нему с Украины паломникам говорил: «Что вы ко мне едете? У вас в Киеве есть великий молитвенник о. Михаил Едлинский…»

Макариевский храм был известен православному Киеву сталинско-хрущевского, а затем и брежневского периода. Когда о. Георгий был уже совсем слаб, его еще при жизни сменил новый настоятель о. Анатолий Затовский, также прослуживший здесь много лет уже после смерти о. Георгия и передавший ныне эстафету настоятельства о. Владиславу Софийчуку, который следует традиции отцов Едлинских.

Жизнь начинается во чреве

Мы продолжили беседу с о. Владиславом.

– Жизнь человека начинается с момента ее зачатия, – говорит священник. – Бог дает эту жизнь, и только Он имеет право ее забирать. Мать не имеет права распоряжаться зарождающимся в ее чреве ребенком, но посягает на эту жизнь. Ничем иным объяснить это невозможно, иначе как потемнением разума! Если бы женщина понимала, что творит, совершает настоящее убийство – она никогда бы на это не пошла.

Но если женщина осознает тяжесть этого страшного греха, приходит в Церковь, Господь принимает ее покаяние. Ситуации не исправишь, ребенка не вернешь, но покаяние может сгладить этот грех. Вот почему идут в наш храм женщины на исповедь. Как вы уже упомянули, не мы начали эту традицию. В Макариевский храм приезжали люди со всей России еще в 40-е годы, когда настоятелем церкви был Григорий Едлинский. Кроме того, что батюшка отпускал этот грех, он брал на себя труд индивидуальной сугубой молитвы за каждую женщину. При необходимости налагал епитимию. И сейчас приезжают автобусами из Белоруссии, едут и из дальнего зарубежья.

– А откуда пошли разговоры о том, что можно крестить умерших детей?

– Раньше, во времена дефицита, была традиция: женщины, приезжающие на исповедь в Макариевскую церковь, привозили с собой отрезы ткани и крестики. Из материи шили пеленки, наволочки, простынки и отдавали в детские дома, а крестики (тогда они были в особом дефиците) надевали крестившимся здесь младенцам. Возможно, женщины ассоциировали эти действия с крещением нерожденных детей. Наверное, отсюда и пошла эта молва.

– Как показывает практика, почему женщины совершают этот грех?

– Большей частью по неведению. Я даже записывал, что происходит с ними впоследствии, какие терзания они испытывают. Некоторые видят нерожденных детей во сне. Когда работаешь с этими женщинами постоянно, им открываются многие вещи. Начинается все с исповеди, после которой читается разрешительная молитва и молитва «Егда извергла отроча волею и неволею»… Даются наставления, а на 40 дней налагается епитимья. Но вот проходит определенный период покаяния, женщины 40 дней читают акафист «Не убий», их душа оживает.

Тема сложная и важная. Что толку клеймить эту женщину? Если человек раскаивается и приходит к нам, Церковь протягивает ему руку, в каком бы падшем состоянии он ни находился. Ведь первым в рай вошел разбойник. Но это не значит, что Макариевская церковь – какой-то эксклюзив. Нашу церковь отличает лишь то, что у священников есть богатый опыт, поскольку они сталкиваются постоянно с этой проблемой и могут больше помочь человеку.

– А мужчина должен нести епитимию?

– Конечно, и мужчина должен идти и каяться в этом грехе, нести ответственность за случившееся. Иногда он даже больше виноват. Бывают случаи, когда мужчина подталкивает женщину на этот шаг своим поведением, и ей кажется, что она не в состоянии тянуть и мужа, и детей, или просто оставляет ее в таком бедственном положении. Мы даем им читать 40 дней покаянный канон Иисусу.

– Много ли женщин приезжает в церковь с этим грехом?

– Практически на каждой службе есть такие страждущие. Я занимаюсь этим, как настоятель. Раз Господь поставил меня на это место, я должен нести это послушание.

Икона Божией Матери и противоабортный Всеукраинский Крестный ход

– Батюшка, расскажите об иконе Божией Матери «Скорбящей о младенцах, во чреве убиенных».

– Наш храм стала посещать некая Татьяна, которая в молодости сделала аборт и мучилась этим долгое время. Она постоянно причащалась у нас, участвовала во всех мероприятиях, связанных с этой проблемой и организуемых нашим приходом, чтобы загладить как-то свою вину. Как-то раз находясь за городом, думая об этом, на камушке вдруг увидела очертание иконы, как бы композицию ее. Пришла к нам посоветоваться, что делать. Я предложил найти ей художника-иконописца, и, если икона будет достойна, сможем получить благословение от Блаженнейшего Митрополита Владимира и поставим ее в нашем храме. Она нашла иконописца Георгия, который отказался от денег, потому что, когда его мама носила во чреве, хотела сделать аборт. Он сделал в цвете эскиз и икону в благодарность Господу и Божией Матери, которые удержали ее от этого шага.
И потом мы получили позитивную резолюцию от Блаженнейшего, его благословение на написание иконы…

– А Всеукраинский противоабортный Крестный ход.

– Буквально через неделю после благословения Блаженнейшего ко мне пришли православные родители, которые узнали, что мы занимаемся противоабортной деятельностью. За два года до нашей встречи они получили благословение старца Ионы и Белоцерковского Амфилохия на проведение Крестного хода по всей Украине, призывая к покаянию людей за совершенный грех аборта. Они показали мне икону не каноническую, на которой младенцы изображены с нимбами (это нарушение канона). Я им объяснил, что с этой иконой мы не можем выполнить это благословение, но у нас есть иконописец и эскиз иконы. Георгий написал эту икону, мы сделали в Лавре для нее киот, и уже на Маковея служили у нас молебен. А потом состоялся этот уникальный Крестный ход, участники которого в течение года прошли пешком от Луганской области через Киев до Закарпатья, потом машиной доехали до Чернобыля, через Крым. Об этом были публикации в православной прессе.

– Батюшка, скажите несколько слов о том, что еще делают Церковь и ваш приход в этом направлении?

– Важно помочь женщине, которая сделала аборт, но еще важнее не допустить, предотвратить этот шаг. Мы создали движение «Спаси и сохрани». Одна из составляющих этого проекта – просветительская деятельность: раздаем бесплатно печатный материал, объясняющий пагубность греха аборта. Это брошюры, листовки, наклейки, журналы, которые распространяются по областям Украины. Например, в Чернигове по благословению Амвросия была проведена акция «Неделя без аборта». Городской транспорт был расклеен просветительскими листовками и плакатами. В течение недели в больницах врачи отказывались делать эту операцию (по медицинским показаниям). Владыка сам ходил по всем учебным заведениям со священниками, врачами.

Также проводим различные акции на государственном и общественном уровне. Например, распространяем с помощью волонтеров листовки у роддомов и женских консультаций. Совместно с представителями других конфессий разработали проект по предотвращению абортов и пытались в 2010 году провести его через Министерство здравоохранения. Была проделана огромная работа, разработана целая концепция, мы нашли верующих людей в министерстве…

Но на последнем этапе чиновники спустили все на тормоза. Наше законодательство утверждает, что жизнь начинается лишь в момент рождения, официальная медицина не готова признать, что эмбрион, зародыш – это уже начало человеческой жизни.

Но мы знаем, и об этом говорит Писание и учит Святая Церковь – жизнь человека начинается в момент зачатия. Жития святых рассказывают нам, как святые младенцы реагировали на молитву в утробе матери. Мы помним, как взыграл в утробе святой праведной Елисаветы младенец – будущий Иоанн Креститель Господний, когда к ней пришла Дева Мария. Именно взыграние младенца будущего Иоанна во чреве совпало с бессмертными словами Богородицы, Которая также несла в Себе зачатого от Духа Святого Спасителя мира, Господа Иисуса Христа: «Величит душа Моя Господа и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем… И отныне ублажат Мя вси роды…»

источник

Что такое аборт? Это искусственное прерывание беременности. Как правило, женщина решает сделать аборт на начальном сроке беременности, то есть тогда, когда она узнает о ней и решает, что эта беременность желанной не является. Как церковь относится к аборту? Аборты разрешены церковью или нет? Первая мысль, которая возникает при таком вопросе, это то, что церковь относится к абортивному вмешательству в женский организм негативно. Так ли это и что же действительно церковь думает по этому поводу?

Церковь против абортов, и это факт. С давних времен данный социальный институт расценивает прерывание беременности как особо тяжкий грех. Аборт, мнение церкви о котором отрицательно, приравнивается религией (главным образом речь сейчас идет о православии) к убийству. Почему в православии считается именно так? Дело в том, что зачатие ребенка – это Божий дар, именно по этой причине любое посягательство на жизнь плода есть грех, сравнимый с убийством уже живущего на Земле человека.

При этом важно заметить, что отношение церкви к аборту одинаково для всех сроков протекания беременности. Святой Василий говорит о том, что церковь не делает различия между еще не сформировавшимся плодом и тем, который является полностью жизнеспособным, то есть находящемся на позднем сроке своего развития. Иоанн Златоуст высказывался в отношении делающих аборт женщин, говоря, что они ведут себя хуже, нежели убийцы.

Аборт и церковь являются едва ли совместимыми, поскольку церковь считает осуществление абортов символом морального падения человечества и угрозы его будущему существованию. Та свобода, которая на сегодняшний день имеется у женщины в плане принятия решения касательно собственной беременности, церковью никак не может расцениваться позитивно.

Церковь также считает, что аборты наносят неоценимый вред не только современному обществу, но и самой женщине, которая этот аборт совершает. Это неоценимый урон духовному и физическому женскому здоровью. Кроме того, церковь считает своей прямой обязанностью осуществление протекции уязвимых живых существ, кем и являются нерожденные дети. Благословение на осуществление абортивного вмешательства не может быть получено женщиной ни в коем случае.

Прощает ли аборт церковь? Это на самом деле зависит от ситуации. В первую очередь, нужно отметить, что таких женщин впоследствии церковь не отвергает. Они должны совершить покаяние путем молитвы и участия в так называемых спасительных Таинствах. Если во время протекания беременности возникает серьезная угроза женскому здоровью и необходимо по медицинским показаниям такую беременность прервать, церковь показывает свое снисхождение в данной ситуации. Особенно велика вероятность получения снисхождения в том случае, если у этой женщины уже есть дети.

В любом случае женщина должна пойти на процедуру исповеди после совершения аборта. Борьба с абортами, которые совершаются по причине отсутствия у женщины финансов и социальной защиты, должна вестись более активно в нашем обществе, потому что это действительно можно назвать проблемой.

Кроме того, совершившим грех считается и доктор, который производил аборт. Церковь агитирует государство на то, чтобы доктора имело право отказаться совершать аборт по соображениями совести. Врач также должен нести полную ответственность за постановку женщине диагноза, который делает необходимым проведение аборта.

Противозачаточный эффект таких таблеток в основном базируется на нарушении процесса имплантации оплодотворенной яйцеклетки. Такой механизм считается абортивным и церковью расценивается как грех.

С чем сталкивается женщина после проведенного аборта по мнению церкви?

  1. Неконтролируемые вспышки гнева и агрессии. После осуществления аборта женская психика как правило становится очень неустойчивой и меняется в худшую сторону. Женщина порой не может себя контролировать;
  2. Аборт ведет женщину к появлению страха за собственное будущее, особенно касательно деторождения;
  3. После аборта женщина не может полноценно доверять мужчине, а он, в свою очередь, теряет к ней уважение как к представительнице прекрасного пола. Таким образом, между супругами может развиться так называемый скрытый конфликт. Почему так происходит? Когда мать способна на совершение убийства по отношению к собственному ребенку, психически здоровый мужчина в глубине души не может понять этого;
  4. У женщины сильно падает самооценка. Женское начало является неоспоримым и предназначение женщины – это, в первую очередь, нести и продолжать жизнь на Земле. Когда происходит наоборот, стоит ли говорить о последствиях?
  5. Так называемый ранний аборт способен полностью искоренить в женщине чувство материнства. В будущем, если женщине удастся забеременеть и родить ребенка, ее отношение к нему можно будет расценивать как халатное;
  6. Когда женщина сообщает мужу об аборте и он соглашается на совершение такой процедуры, они теряют связь между друг другом. Супруги напоминают двух преступников, которые пошли на убийство своего собственного ребенка;
  7. Поскольку между матерью и плодом существует неразрывная соединяющая нить, при преждевременном извлечении из нее ребенка в ее теле и душе образуется пустота, которую нельзя ничем заполнить впоследствии.
Читайте также:  Средства сокращающие матку после аборта

Oсобую опасность аборта для здоровья представляют аборты при первой беременности.Статистика приводит ужасные цифры. 75 женщин из ста, которым поставлен диагноз «бесплодие» сделали аборт при первой беременности.

источник

В Старом Осколе Белгородской области вторые сутки не утихает скандал. Жители обсуждают случай, о котором анонимно сообщила пользовательница популярного ресурса Pikabu: по ее словам, подруга пришла в местную поликлинику за направлением на аборт, но ее отправили брать «разрешение» у священника. Горожане разделились на два лагеря: одни говорили, что это вброс, другие уверяли, что сами встречались с аналогичными требованиями. «Лента.ру» разыскала героиню истории, которая рассказала, как все было на самом деле, и выяснила, почему эта ситуация повторится еще не один раз.

«Я всегда хотела двоих детей. Я в семье росла одна. Родственники рано умерли, воспитывала одна мама, и я хотела большую семью. А муж — пятый в семье, и я всегда восхищалась тем, как они друг другу помогают», — говорит 26-летняя Мария. Мы говорим по телефону. Ее голос дрожит от волнения, и начинает плакать младшая, годовалая дочь. Мария извиняется, прерывает рассказ и отходит к ребенку.

Осенью их с мужем первенец, семилетняя девочка, пойдет в школу — она заканчивает подготовительные платные курсы. Мария будет забирать ее из школы с коляской: на второго ребенка решились не так давно — только после того, как женщина смогла восстановить здоровье. После сильного токсикоза она потеряла более 10 килограммов, после кесарева сечения болели живот и шрам, больно было ходить в туалет, начались боли при каждых месячных и появились мигрени. Когда она поняла, что готова на вторые роды, они прекратили предохраняться презервативами «известной марки». Год назад Мария вернулась домой. Не только с младенцем, но и с проблемами с сердцем и кровеносными сосудами: у нее посинели ногти. Но к врачам на полноценное обследование она просто не успевала: муж стал работать в две смены и брать подработки даже на воскресенья, чтобы обеспечить «хороший для города» доход в 25 тысяч рублей. Вся их жизнь и все ресурсы оказались сконцентрированы на детях: последний раз они ходили вдвоем в ресторан три года назад, а в отпуске за восемь лет не были ни разу.

Две тяжелые, но желанные беременности женщина выносила, минуя священников в женских консультациях, — в Старом Осколе, где она живет с рождения, при каждой поликлинике либо строится, либо уже стоит небольшая церковь. Молитвы и заповеди она знала и так — еще в середине нулевых, как и все дети города, она сдавала обязательный школьный предмет «Основы православной культуры». Но проходя уже во взрослом возрасте мимо церквей, она не подозревала, что жительниц ее города врачи уже много лет отправляют туда, чтобы снизить статистику по абортам.

Узнать об этом ей пришлось в пятницу, 20 апреля. Мария и так намеревалась посетить гинеколога, правда, в платной клинике и по другому поводу — подобрать адекватную оральную контрацепцию. Но первые полгода жизни малышки не успевала даже поспать — кормила дочку каждые два часа, а в начале апреля стало уже не до сна — презервативы известной марки подвели, и тест на беременность оказался положительным.

Сидя в очереди в бесплатной женской консультации микрорайона Олимпийский, она второй раз за неделю изучала плакаты с изображениями младенцев и эмбрионов. «Мама, я хочу жить», «Аборт — это убийство», «Роды омолаживают на 10 лет» — всего Мария насчитала около 40 подобных стендов. Повсюду были раскиданы листовки с призывами не прерывать беременность и контактами центра помощи женщинам, «оказавшимся в трудной жизненной ситуации». Мария их не взяла: дома ждали муж и дочки, а в руках были результаты анализов на ХГЧ (хорионический гонадотропин человека), на которые в понедельник ее отправила гинеколог, — она сразу рассказала, что пока не готова к третьему малышу. Уровень гормонов соответствовал третьей-четвертой неделе беременности.

Вновь услышав, что Марии нужно направление на мини-аборт, врач пристально на нее посмотрела. «Как так — вы не хотите рожать?!» — переспросила она. «Здоровье превыше всего. Роды, неважно, пройдут они естественным путем или с помощью кесарева, — это большой риск и для меня, и для ребенка. У меня и так двое детей. Я не могу подвергнуть их такой опасности», — терпеливо повторила женщина. Гинеколог неодобрительно цокнула языком. Медсестра тяжело вздохнула и молча выдвинула пациентке кипу бумаг на подпись. Мария подписала все листки, в том числе о том, что она информирована о рисках аборта: воспалениях, кровотечениях, бесплодии. На минуту ее рука зависла в воздухе над предпоследней бумагой. Требовалось ее согласие с тем, что «аборт на любом сроке беременности — это убийство». С медицинской точки зрения, это не так, а с юридической — и вовсе абсурд (иначе за аборты судили бы по статье Уголовного кодекса), и Мария это хорошо понимала, но поставила подпись и там. В кабинете было холодно, ей не терпелось выйти.

Последней бумагой стал обходной лист. «Медицинский психолог, акушер-гинеколог, представители епархии и кризисного центра…» Мария не поверила своим глазам. «Серьезно, надо к батюшке?» — уточнила она, чувствуя себя очень глупо. Медсестра резко ответила, что да: без этого заведующая не подпишет разрешение и не дадут направление в стационар.

«Я в таком шоке была, что просто вышла. Думаю, что делать, что за ерунда. Как может представитель церкви мне выдать разрешение? Вообще какое он к моей беременности имеет отношение? Так же, как и кризисный центр?» — пыталась понять старооскольчанка. Она позвонила подругам и посоветовалась с мужем. На семейном совете решили найти деньги на платную помощь. Но почти во всех частных медицинских заведениях женщине отказали в проведении операции — их лишили лицензии. С декабря прошлого года вступил в силу соответствующий законопроект. Право проводить искусственное прерывание беременности осталось только у одной клиники. Марии сказали, что процедура будет стоить 10 тысяч рублей — треть отложенных на школу денег.

История быстро разошлась по сети после того, как подруга Марии выложила фото обходного листа на популярном сайте Pikabu. Многие не поверили в то, что больницы и врачи связаны с церковью, и назвали историю фейком. В комментариях местным и федеральным ресурсам власти предсказуемо открестились от ответственности.

В РПЦ и администрации города подчеркнули, что, хотя при каждом роддоме и женской консультации региона «по распоряжению Белгородского и Старооскольского митрополита Иоанна» закреплен священник, прохождение «межведомственной комиссии» с врачами и церковниками лишь «рекомендуется» тем женщинам, которые сомневаются в своем решении прервать беременность, и что их никто к этому не принуждает.

У Марии был другой опыт. Она решила провести свое небольшое расследование: задать соответствующий анонимный опрос в закрытом локальном интернет-сообществе во «ВКонтакте». 62 респондентки ответили положительно на вопрос о том, заставляли ли их взять подпись священника на аборт. В комментариях они делились историями.

«У меня знакомая сталкивалась с этим. Батюшка ей не разрешил делать. Ее мама пришла с ней в больницу и устроила скандал. Быстро все сделали без всяких подписей», — рассказала одна женщина.

«Знакомой запретил батюшка. Пока она попала к нему, пока собрала другие подписи, все сроки на аборт истекли. Родила. Но жить стало очень тяжело», — поделилась другая.

Третья сообщила, что сама ходила брать направление на аборт прошлой зимой, но в церкви ей не дали разрешения, и в итоге она решила оставить ребенка. Четвертая добавила, что в кризисном центре ее заставили посмотреть фильм «Безмолвный крик».

Одна из старооскольчанок рассказала, что подобная практика началась еще в 2011 году. Тогда она лежала в одной палате больницы №2 с другой женщиной, которая пришла на аборт. «Заходит к нам в палату монашка и сразу ко мне — со словами, какой я грех совершаю и так далее, и тому подобное. А я ей: эта тема не про меня, вы, наверное, к этой даме пришли (показываю на свою соседку). Монашка переключилась на разговор с женщиной, убеждая ее, что не нужно делать аборт».

Еще одна жительница Старого Оскола рассказала о том, что видела последствия подпольного аборта: «Я лежала на сохранении, и со мной лежала девочка. На дому у какого-то мужика аборт делала какими-то спицами. Раскурочил ей все, шейка [матки] загноилась, а беременность сохранилась! Вот и произошла ситуация. Аборт делать нельзя до завершения лечения, а после уже 12 недель было, и нельзя по законодательству! А мама ее настаивала на аборте! Чем история закончилась, не знаю, но очень надеюсь, что у этой девочки все хорошо, и она родила здоровую ляльку», — написала она.

При этом большинство комментариев были негативными. Многие писали, что подобное психологическое насилие женщины заслужили, потому что «аборт — это грех». Так, местный журналист воодушевленно подтвердил, что на подобные комиссии отправляют всех женщин независимо от их социального положения и религиозной принадлежности, и радостно сообщил, что за прошлый год таким образом вынудили родить 488 жительниц Белгородской области.

«Я лоббирую право детей на жизнь. Регулярно участвовал в благотворительных акциях. Несколько лет подряд со своим изданием собирали подарки (в том числе и сами покупали), и я лично возил их в детский дом и по многодетным семьям, лично вручал в руки матерям и детям», — поведал он, отвечая на вопрос о своем вкладе в судьбу тех женщин, которых его единомышленники отговорили от аборта.

Подруги Марии убедили ее еще раз зайти в медицинскую консультацию. В среду, 25 апреля, она вновь пришла в кабинет акушера-гинеколога. У дверей она встретила заведующую и тут же поинтересовалась у нее, где ей искать священника и сотрудников кризисного центра. По ее словам, заведующая скрылась в кабинете и долго «шушукалась» с той самой медсестрой, которая заверила Марию, что подпись церковнослужителя обязательна. Наконец вышла уже не заведующая, а медсестра. «Она интеллигентно сказала, что раз у меня есть дети, обходить всех экспертов необязательно, достаточно только медицинского психолога. Показывает на кабинет рядом. А, говорю, то есть уже необязательно проходить всех остальных? Она ничего не ответила, только кивнула», — рассказывает женщина. «У нас действует программа «Чужих детей не бывает»: отговаривают, направляют, стараются помочь. Это, конечно, прекрасно, когда приходит, например, молодая девушка, лет 18-ти, и не знает, что ей делать, мало ли, что у нее произошло. Но навязывание решения, запугивание, нагнетание — это негуманно, это не по-христиански», — пытается подобрать слова Мария.

Жители региона с сарказмом говорят о том, что «если вам в голову пришла какая-то херня, то ее уже опробовали и внедрили в Белгородской области» и что «с середины 2000-х область служит полигоном для обкатки отдельных элементов российского правоклерикального радикализма». Они делают отсылки к попыткам запретить мат и «сатанинскую музыку» на рок-фестивалях, но и к теме абортов эти присказки имеют прямое отношение: работа епархиальных комиссий по допуску на прерывание беременности была легализована Департаментом здравоохранения и социальной защиты Белгородской области почти 10 лет назад, в феврале 2009 года. Тогда говорилось о том, что благодаря обязательному просмотру фильма «Безмолвный крик» и беседам священников с беременной женщиной и будущим отцом количество абортов удалось снизить на 9 процентов. В беседе с «Лентой.ру» местные жители предполагают, что подобная клерикализация напрямую связана с религиозными убеждениями губернатора области Евгения Савченко, который правит регионом с 1993 года.

В Белгородской области действительно процветает зародившееся еще в 20-е годы прошлого века в Америке движение «пролайф» («за жизнь» в переводе с английского языка) — сторонников запрета на аборты на законодательном уровне. Они выступают за приоритет права эмбриона на жизнь над правом женщины принимать решение о продолжении беременности, критикуя при этом любые средства контрацепции и даже процедуры ЭКО (движение успешно инкорпорировалось в России благодаря религиозно настроенным активистам и сложной демографической ситуации). В самой области ежегодно проходят съезды духовенства, которое вновь и вновь (по стопам патриарха Кирилла) просит депутатов регионального парламента вывести аборты из системы ОМС.

Вопреки мнению скептиков, усилия церковников не пропадают даром: еще с 2007 года в Минздраве под «профилактикой абортов» в официальных документах стали подразумевать отказ женщины от прерывания незапланированной беременности, а не просвещение в области предохранения. Тогда же в России начались так называемые «недели без абортов» — когда в определенные дни медицинские учреждения отказывались оказывать соответствующую помощь. В 2011 году «доабортное консультирование», на котором чаще всего женщин убеждают в том, что они берут грех на душу, стало обязательным. В 2012 году врачи получили право отказываться от проведения абортов по религиозным убеждениям — это та причина, по которой на неоказание помощи жаловаться в прокуратуру бесполезно.

В 2015-м патриарх Кирилл выступил в Госдуме с призывом вывести аборты — «тяжкий грех» — из ОМС и подписал с Минздравом соглашение о сотрудничестве в области «профилактики абортов», легализирующее комиссии с врачами и священниками. На тот момент подобные консультации де-факто проводились в 25 епархиях. Следом члены Совета Федерации под руководством Елены Мизулиной потребовали исключить из розничной продажи препараты «с абортивным эффектом», частным клиникам решили усложнить доступ к получению лицензии на проведение абортов, а отказавшихся от проведения операции врачей начали премировать.

В марте этого года один из основателей пролайферского движения в России, протоиерей Максим Обухов поведал о том, что скоро священники смогут полноценно работать в женских консультациях — их работу организуют по типу сестринских отделений. «Лицензию получить нетрудно. Тогда и будем получать деньги из ОМС», — заверил он. Тем временем в России стало втрое больше противников абортов.

источник